Михаил Герасимов (mumis34) wrote,
Михаил Герасимов
mumis34

О национальной идентичности

Мне к сказанному добавить нечего

Взято от otshelnik_1 из комментариев

Кадры из кинофильма по памяти......

Зазвал Алешу Пешкова околоточный надзиратель к себе и говорит:
- Вот с тем студентом не водись. Он плохой человек.
- Почему?
- Он хочет Незримую порвать.
- Какую такую Незримую?
- Представь себе, что государь наш – паук. И от него исходят тонкие незримые паутинки к каждому из нас. Вот это нас всех и связывает. А он хочет эти Незримые порвать…


В традиционном обществе нет сильных горизонтальных связей между людьми . Оно держится на вертикальных Незримых, которые освящены традиционной церковью. Вне искренней и цельной веры Незримые не сохраняются.
Переход народа в состояние нации (появление национальное самосознание у широких масс населения) связан с появлением феномена общенациональной школы.
Россия вплоть до 1917 года представляла собой традиционное общество. Горизонтальные связи существовали только в рамках общин, все остальное соединялось посредством Незримых через Монарха.
Узкий образованный слой, который считал себя национальной элитой, в действительности был крайне болезненным явлением, поскольку это была «национальная элита» без нации.



У человека с национальным самосознанием обязательно должно быть ЗНАНИЕ истории своей страны. У него в башке есть ось времени, а на этой «оси» расположены исторические события, причем концептуально. Он человек исторический. Он знает, ощущает свое место на этой оси, он часть непрерывной череды поколений, он продолжатель их дел и ответственен перед ними. Такие люди образуют сообщество с горизонтальными связями. Они ощущают свое единство на основе национального самосознания.
Но есть одна проблема.
Такие люди в массе своей не испытывают потребности в вертикальных связях. Монарх им попросту не нужен. Более того, он их раздражает (как большую часть русской «национальной элиты»).
У подавляющего большинства русских людей этой «оси» в башке не было (гимназий и реальных училищ было очень мало). Именно это и делало их бессознательными монархистами.

Однажды «национальная элита» (которая, как известно, не мозг нации) заставила монарха одним росчерком пера оборвать все Незримые, и это в тот момент, когда воцерковленность людей упала ниже критического уровня.
Людей уже нельзя было собрать вокруг монарха. В секуляризованном обществе не может быть Незримых, а национального самосознания - и в зачатке не было!
Произошла катастрофа неслыханных масштабов!
Объединить народ на национальной почве было невозможно.
Но на чем-то его надо объединить!
И большевики объединили народ на марксистской гидропонике.
Это оказалось возможным в силу того, что идея социальной справедливости была народу близка, как никакая другая.
В первый период большевики механически собрали воедино тело России. И уже в середине 30-х начали активно добавлять к марксистской гидропонике национальную почву, восстанавливать Традицию. (Я говорю не о том, что они субъективно хотели, а о том, что объективно получалось). Если Вы хотите обратиться к народу, напомнив ему о великих предках, то Вы сначала должны воспитать человека исторического, заложить в его башку «временную ось». Для этого его надо посадить за парту и мурыжить, как нас мурыжили, 10 лет. От первых первобытных стоянок до последнего съезда КПСС.
!!!Русская нация!!! возникла только в советское время, когда возникла общенациональная школа.

Сталинская эпоха – это эпоха формирования в обществе национальной идентичности. И в этой переходной эпохе мы наблюдаем в качестве временных «костылей» рудименты традиционного общества – Незримые, которые связывали народ воедино через Сталина. «Культ личности» нужен был не Сталину или Партии, он нужен был народу. Определенное время народ не мог ощущать себя единым народом вне Сталина.

Солдатик-большевик наводит орудие на Кремль в ноябре 1917 года и приговаривает: «Что нам ИХНИЙ Кремль, наши жизни, чай, дороже». В его башке царя уже нет, а национального самосознания еще нет. Кремль для него не является сакральным центром страны.
Пройдет 20 лет, и, будучи колхозным конюхом, он услышит из репродуктора слова: «Говорит Москва. Красная площадь.» И его голова, как голова подсолнуха, автоматически повернется к репродуктору .
И так по всей стране.
Это и именуется формированием национальной идентичности.

......Сталин - отец нации. Чаще можно услышать: "отец народа". Тогда уж не просто народа, а народа эпохи модерна (то бишь нации).
Сталин объективно значит для нас больше, чем Ататюрк для турок.
Чем дальше мы уходим от той эпохи, тем яснее это представляем себе.
В 70-е положительно относились к Сталину единицы. Сегодня это большая часть населения.

История это не булка, из которой можно выковыривать изюм. Достижения принимаем, культ личности и репрессии осуждаем.
Дескать, сталинская эпоха - явление противоречивое.
Нет, сталинская эпоха - явление цельное.
Объявление ее противоречивой - это элемент исторического хамства потомков, находящихся на вершине исторической пирамиды, к своим предкам, которые созидали эту пирамиду. Это нежелание понимать, что все "свинцовые мерзости" эпохи были исторически обусловлены. Это проявление подсознательного страха изнеженных представителей сформированной нации, перед трудами и муками своих предков.
(И культ личности, кстати, нам не грозит - это явление конкретно-историческое.)

Формирование нации - процесс страшный и мучительный.
Костяк французской нации сформировался в недрах традиционной общества королевской Франции. Королевская власть выпестовала новые формы национального бытия. И, тем не менее, конфликт между Нацией и Традицией был жесточайшим и стоил стране примерно 25%- 30% населения.
(Птенчик родился вполне оперившимся, но все равно с клювом в виде гильотины.)

А в России никакого задела не было.
Старые формы рухнули, а новых нет и в помине.
И можно только удивляться тому, что Россия, опираясь на большевиков (поначалу в целом чуждых русской традиции), используя их пассионарность, выбралась из этой исторической ловушки.

..... Нет семей, которых не коснулась бы Гражданская война.
Я правнук православных священников. Что такое институт Внесудебных расправ я хорошо знаю. Моего прадеда дважды судили по 58 статье. В 1929 и в 1931 году. (Последний арест в 1937 году - навсегда, хотя Сталин и Вышинский тогда уже в целом отменили революционное правосудие).

Мой ( otshelnik_1) комментарий не о том, что Сталин - солнцеликий.
Я не ношу цветочков к его могиле.
Речь о другом.

Отец семейства - в тяжелую минуту, когда стоит вопрос о жизни и смерти семейства не может позволить себе мягкотелости. Он суров, и для людей из будущего, не ощущающих всей драматичности ситуации, он просто жесток.
Он может быть даже несправедлив, но в такие минуты и его ошибки, как правило, обусловлены обстоятельствами.

Позволю себе аллегорию.
Представьте себе конец июня 1941 года. Часового у заброшенного склада забыли снять с поста, а фронт ушел уже на десятки километров. Наше подразделение пробивается из окружения на восток, и им жизненно необходимы продовольствие, медикаменты или боеприпасы, хранящиеся на складе. Если часовой – настоящий часовой, то он обречен.
Он будет защищать склад до последнего и будет прав.
Его убьют свои и будут правы.
Трагедия – это неотъемлемая составляющая бытия. (Либеральное сознание не принимает этого. Если произошла трагедия, значит, кто-то виноват! Им нужно кого-то обличать. Их души не способны вмещать трагическое.)

Люди традиции (а церковь это еще и институт охраны традиции) не могли не сопротивляться сталинским преобразованиям. Они на посту.
Я недавно прослушал лекцию А. Фурсова о коллективизации. В ней не было ничего для меня нового. Но спокойное повествование лекторским тоном о том, что я и так знал и понимал, развернуло передо мной картину фатальной неизбежности этих чудовищных социальных преобразований.
(Кстати, Фурсов подтвердил мою догадку о том, что коллективизация преследовала также цель формирования национальной идентичности).

Люди традиции были правы, защищая традицию.
Сталинское окружение было право, перепахивая традицию, чтобы восстановить ее на ином уровне.
В нашей истории нет противоречий. Все противоречия должны перегорать в наших душах. Души должны работать. Нельзя противоречия из своей души выпихивать во вне. От этого гражданские войны начинаются на ровном месте, от желания иметь красивую и непротиворечивую картину бытия внутри себя.

(Это либералы боятся такой душевной работы. Иногда кажется, что у них и душ-то нету, прости Господи).

<<Неа. Вот и ни отец и ни народа. Слушайте, мы такие разные!>>

Мы не разные, мы одинаковые. Мы представители единой русской нации (устаревший эвфемизм - "советский народ") с "исторической осью" в башке.
Мы поэтому и не опрокинулись в гражданскую войну в 1991 и позднее. Не опрокинулись постольку, поскольку прошиты горизонтальными связями единого национального самосознания. Отец нашей нации постарался. Да, он был суров, процедуру пережили не все...

Если Вы этого не понимаете, это другой вопрос.
Tags: Государство, Мировоззрение, Национализм, Нация, Общество, Революция, Религии, Россия, Сталин, Философия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments