Михаил Герасимов (mumis34) wrote,
Михаил Герасимов
mumis34

Category:

М.А. Дзюбенко о 1917 и старообрядцах

15 марта 1917 года (по новому стилю) произошло одно из ключевых событий Февральской революции 1917 года и истории России XX века в целом: русский Император и верховный главнокомандующий Николай II вынужден был подписать отречение от престола. Свой комментарий на это событие дал старообрядческий историк и филолог Михаил Александрович Дзюбенко.


Старообрядческий историк и филолог Михаил Александрович Дзюбенко

Часто можно услышать, что старообрядцы поддерживали революционеров материально, «спонсировали революцию». А как в старообрядческих кругах отнеслись к событиям 1917 г.?

Начнем с того, что я не уполномочен говорить от имени старообрядцев. Что же касается утверждения «Часто можно услышать, что старообрядцы спонсировали революцию», то каждое из этих слов нуждается в расшифровке. Имеются в виду старообрядцы как Церковь?

Нет, как люди.

А люди отвечают за свои поступки сами. Скажем, человек пошел и украл. Разве об этом можно сказать: «старообрядцы украли»? Теперь о том, что «часто можно услышать». Идея о том, что революцию в значительной степени сделали старообрядцы, появилась совсем недавно, в 1990-х гг., когда страну покинула большая часть тех, кого псевдопатриотические круги до этого традиционно считали виновными в революции, то есть евреи. Потребовалось найти новых виновных. А поскольку ни русский народ в основной своей массе, ни господствующая церковь виновными в революционных событиях признавать себя не хотят, то появилась идея назначить виновными староверов. Эту идею в нескольких статьях обозначил экономист О. Л. Шахназаров. А затем ее стал развивать некто А. В. Пыжиков, историк, бывший чиновник и несостоявшийся депутат, судя по сочинениям — поклонник Андропова. За последние три года он выпустил уже вторую книгу о старообрядцах. Это как раз его идея, что старообрядцы не просто спонсировали революцию, а сформировали костяк новой власти.


Известные начетчики начала XX века: М. И. Бриллиантов, Н. Д. Зенин, П. Г. Брехов, Ф. Е. Мельников, С. Д. Шиглов. «Старообрядческая мысль», 1914 г.

Если внимательно прочитать его книги, то видно, что они не имеют ничего общего с научной литературой. Там не определен предмет исследования, не обозначена методология, содержится огромное количество фактических ошибок и умолчаний. Перед нами псевдонаучный манипулятивный монтаж в востребованном ныне стиле. Относиться к этим работам и содержащимся в них заявлениям серьезно не стоит.


Павел Павлович Рябушинский (1871–1924)

Например, говорится о «революции». Но какая из них имеется в виду? В начале XX века у нас было три революции, и все разные. К февралю 1917 года старообрядцы относились положительно, потому что думали, что из этого что-то получится. Потом, уже в августе, на Государственном совещании в Большом театре Павел Павлович Рябушинский заявил, что все разваливается и надо с этим что-то делать. В ноябре, когда были выборы в Учредительное собрание, у старообрядцев был свой отдельный избирательный список, который в отдельных губерниях получил какие-то ничтожные проценты. И в целом, конечно, старообрядцы были настроены отрицательно по отношению к тем, кто захватил власть в октябре.

Правда, есть один сложный момент: когда говорят «старообрядцы», не различают поповцев и беспоповцев. В беспоповцах было много людей достатка ниже среднего (мало кто знает, например, что бурлаки тоже были староверами — не все, но в значительной степени). Этим людям терять было нечего. А традиционные старообрядцы-поповцы были люди зажиточные, на которых держалась чуть ли не половина хозяйства страны. И они к 1918 г. потеряли все. Им не нужна была революция, им нужна была эволюция.

Распространенное представление о том, что старообрядцы только старого держались и ничего нового не делали, — это тоже неправда. Возьмем Первую мировую войну, которая, на мой взгляд, ничего хорошего России не принесла. Но кто у нас налаживал производство вооружений? — Военно-промышленный комитет. А кто его возглавлял? — Павел Павлович Рябушинский, виднейший деятель старообрядчества, строитель храмов, меценат. Таким образом, кто начал в ХХ веке создавать современный российский ВПК? — Старообрядцы. Кто начал строить завод АМО, который потом стал ЗИЛом? — Тоже старообрядцы. Там и танки планировали собирать.


Владимир Павлович Рябушинский (1873–1955)

Есть двухтомный сборник статей по военным и общественным вопросам 1910 года, который называется «Великая Россия», его редактировали братья Рябушинские — Павел Павлович и Владимир Павлович (кстати, в эмиграции он основал знаменитое общество «Икона»). Это ответ Столыпину [1]. Так вот, в предисловии Владимир Павлович пишет, что для того, чтобы создавать великую Россию, не нужно оглядываться на XVII век. Да, мы знаем, что на деньги Саввы Морозова революционерами в 1905 году покупалось оружие, но он не спонсировал этих покупок. Это произошло потому, что он дал вексель людям, которым доверял. А потом представитель этих людей, Красин, его убил. Я уж не говорю о том, что Савва Морозов был очень светским человеком. Дело в том, что монолитность старообрядчества к тому времени была нарушена.

Тут надо понимать, что в какие-то моменты оно было чисто религиозным движением, в какие-то — больше культурным и хозяйственным. И в том, что происходило в те годы, в значительной степени решения каждый принимал сам. Еще иногда говорят, что якобы беспоповцы построили советскую власть. Это совершенно бездоказательное утверждение. Старообрядцы — кулаки. Крупская даже говорила: "Борьба со старообрядчеством есть борьба с кулачеством".

Да, действительно, сначала старообрядцы думали, что им дадут жить, как они хотят [2]. Хотя надо сказать, что уже в 1918 г. в одном из последних номеров журнала «Голос Церкви» было напечатано воззвание архиепископа Московского Мелетия (Картушина) к борьбе с безбожниками. Несколько епископов и видных деятелей старообрядческой церкви вынуждены были бежать уже тогда. Однако планомерные закрытия старообрядческих храмов начались с конца 1920-х годов, и это связано с Декларацией митрополита Сергия (Страгородского), который был непримиримым противником старообрядчества. В 1927 г. состоялся последний ежегодный собор Старообрядческой Церкви, который разрешила провести власть. Из 27 епископов, служивших в этом году, к 1941 г. оставалось всего двое (из них один на свободе), то есть меньше 10 процентов [3]. Остальные или погибли, или бежали.


«Переезд выселенной семьи», 1918 г. Художник-очевидец И.А. Владимиров

Перед революцией только в Москве старообрядцами было построено около 20 храмов. Но когда я пришел в Церковь, в Москве был только один поповский храм на Рогожском кладбище и один беспоповский — на Преображенском. Все остальное или снесли, или отдали под общежития, или продали, поскольку формально они не считались памятниками, хотя там есть изумительные постройки эпохи модерна. И так было по всей стране. Кроме того, до революции значительная часть старообрядческих богослужений совершалась в домашних молельнях. Купеческие молельни были открыты для всех. Но когда не стало купцов, не стало и этих молелен...

Хотел бы также напомнить, что весь комплекс антирелигиозных мер советской власти был заимствован ею у Синода, занимавшегося как раз борьбой с «раскольниками». Об этом мне уже приходилось подробно говорить и писать. В совокупности по всей стране до революции примерно 10–15% русского населения были старообрядцами, у них было около 1000 храмов. Старообрядчество было очень влиятельной конфессией, оно имело огромное количество школ, печатных изданий. Сейчас нас в 10 раз меньше — примерно 1,5% населения. И это невосстановимо.

Если вернуться к моему вопросу об отношении к событиям 1917 года: известно, что некоторые священнослужители Русской Православной Церкви восприняли происходившие события как суд Божий, как кару в том числе за их грехи, за то, что они делали или, наоборот, не успели сделать. Было ли такое сознание среди старообрядческого духовенства?

Да, сохранились письма некоторых старообрядческих священников о том, что не следовало поддерживать отречение царя от престола. Однако надо четко понимать: старообрядчество лишь в последние десять лет существования Российской империи было ограниченно допущено к общественной жизни и, в отдельных случаях, к государственной жизни. Повлиять на общий ход событий оно, может быть, и хотело, но не могло, поскольку весь уклад российского государства противоречил ценностям древлеправославия. Так что, безусловно, главную ответственность за произошедшее в 1917 г. несут те, у кого были власть и численное преимущество, и переложить эту ответственность на других не получится.


«Сжигание орлов и царских портретов», 1917 г. Художник-очевидец И.А. Владимиров

[1]. Имеются в виду слова Столыпина, сказанные им в 1907 г. во время выступления во II (отличавшейся крайним либерализмом) Государственной думе: «Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения — нам нужна великая Россия». Впоследствии последняя фраза была высечена на памятнике, стоявшем на могиле Столыпина в Киево-Печерской лавре и снесенном 16 (29) марта 1917 г., через две недели после Февральской революции.

[2]. На рубеже веков русское старообрядчество переживало возрождение. Указ о веротерпимости 17 апреля 1905 г. и последовавшее за ним распечатывание алтарей позволили ему выйти на поверхность социальной и политической жизни России. Этот выход подготовлен был также внутренними процессами, происходившими в старообрядчестве в течение ХIХ в.: укреплением позиций в деревне благодаря высокой трудовой морали и социальной сплоченности, что привело к процветанию старообрядческого крестьянства, и накоплением капитала, помещением его в быстрорастущие предприятия (заводы, фабрики, железные дороги и проч.), создавшим мощную экономическую базу старообрядчества. До 1917 г. старообрядцы издавали самую разнообразную литературу по вопросам церкви и культуры, несколько периодических изданий, среди них — журнал «Церковь», газеты «Голос старообрядца», «Народная газета». В то же время Указ не давал старообрядцам даже тех прав, которыми уже пользовались в России еще до этого акта инославные и даже иноверные (магометанское, иудейское и языческое) исповедания. А в декабре 1907 г. последовало синодальное определение «О законопроектах, касающихся осуществления свободы совести». Вот выдержки из него: "Старообрядцы и другие исповедания не пользуются никакими правами распространять свое вероучение; губернаторы и полиция пресекают все подобные деяния: подвергают аресту и суду старообрядческих и иных проповедников, содействуют господствующему духовенству в миссионерском деле... Постройка старообрядческих храмов и молитвенных домов, совершение крестных ходов и т. п. разрешается с дозволения епархиального начальства господствующей церкви".

[3]. В 1938 г. единственным старообрядческим архиереем, оставшимся на свободе, был престарелый епископ Калужско-Смоленский Сава (Симеон Ананьев), хиротонисанный в 1922 г. Ожидая каждый день ареста и казни, в 1939 г. владыка Сава единолично рукоположил епископа Паисия (Петрова) своим преемником на Калужско-Смоленскую епархию. К счастью, ареста не последовало, и в 1941 г. владыка Сава по ходатайству рогожских старообрядцев возвел вернувшегося из заключения епископа Иринарха Самарского (Парфенова) в достоинство архиепископа.

Источник: gazetakifa.ru
Беседовала Анастасия Наконечная

Оригинал взят у serebryanka_art в М.А. Дзюбенко о 1917 и старообрядцах
http://ruvera.ru/articles/istorik_dzyubenko_intervyu

Tags: Староверы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments