Михаил Герасимов (mumis34) wrote,
Михаил Герасимов
mumis34

О внутриклассовом шовинизме

Среди различных сект кровожадных коммунистов существуют не только теологические споры о трактовке классиков, но и сознательное искажение смысла некоторых ключевых понятий. Наглядный пример можно увидеть ниже.


Не слишком внимательный читатель может спросить у меня:
1. Что не так в этом ролике?
2. Опять ты со свиным рылом в калашный ряд не изучив Гегеля марксизмом под одеялом занимаешься?

Как и в прошлом посте, отвечу сначала на второй вопрос. Пускай я Гегеля и не читал, но вот классиков читаю регулярно и формулировки приведённые в ролике заставляют усомниться либо в собственном здравом смысле, либо в здравом смысле главных героев. Я ни в коей мере не собираюсь никого учить сколькими перстами крестное знамение делать «истинному марксизму» и тем более настаивать на том, что мои слова абсолютная и непогрешимая истина. Просто излагаю свои мысли по данной теме. А читатель волен соглашаться или не соглашаться с этими мыслями. Более того, если скептически настроенный читатель сможет аргументированно доказать мою неправоту и убедить меня в этом, я даже сделаю опровержение тому, что писал ранее и буду премного благодарен за мудрость, которой со мной поделились.

Теперь к первому вопросу. Начало вроде бы даже и неплохое. Вполне верно и канонично дано определение буржуазии и пролетариата.

Вот, например, как описывал буржуазию и пролетариат Энгельс:
Под буржуазией понимается класс современных капиталистов, собственников средств общественного производства, применяющих наемный труд. Под пролетариатом понимается класс современных наемных рабочих, которые, будучи лишены своих собственных средств производства, вынуждены, для того чтобы жить, продавать свою рабочую силу. (Примечание Энгельса к английскому изданию 1888 г.)
Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Том 4. М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. С. 424
Или вот, его же слова:
2-й вопрос: Что такое пролетариат?
Ответ: Пролетариатом называется тот общественный класс, который добывает средства к жизни исключительно путем продажи своего труда, а не живет за счет прибыли с какого-нибудь капитала, – класс, счастье и горе, жизнь и смерть, все существование которого зависит от спроса на труд, т. е. от смены хорошего и плохого состояния дел, от колебаний ничем не сдерживаемой конкуренции. Одним словом, пролетариат, или класс пролетариев, есть трудящийся класс XIX века.

Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Том 4. М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. С. 322
Давайте ещё заглянем в 47-й том 1-го издания Большой Советской энциклопедии и посмотрим, что там написано про пролетариат:
ПРОЛЕТАРИАТ, см. рабочий класс.
Т.е. в 1940 г. в СССР слова пролетариат и рабочий класс считали синонимами. Впрочем, слова Энгельса «Одним словом, пролетариат, или класс пролетариев, есть трудящийся класс XIX века» нам об этом уже недвусмысленно говорят. Ладно, запомним.

А вот дальше в ролике идёт очень интересная штука: подмена понятий. Из определения пролетариата выделяется каким-то образом рабочий класс. И дальше идёт определение этого самого рабочего класса. Очень внимательный зритель может отметить один интересный момент: глава секты «гегельянцев-марксистов» вроде бы говорит о «рабочем классе», и в тоже время просто о «рабочих», т.е. слово «класс» он не употребляет. Тем самым, смысл его речей становится довольно туманным, то ли речь идёт о классе, то ли о частном определении из какой-нибудь буржуазной социологии о термине «рабочий». Но я, как и, думаю, большинство зрителей воспринял эти рассуждения как раз относящимися ко всему рабочему классу в целом. Если воспринимать их так, то возникает ряд недоумённых вопросов. Например, что это было???

Прежде чем продолжить, предлагаю потратить полчаса своей жизни посмотреть вот это видео:


Для начала минутка стёба. В рассуждениях о «водителе, везущем дрова» и «водителе, везущем людей» явно что-то не так. Всплывает какое-то метафизическое понятие «цель». Я всегда думал, что у работающего по найму водителя может быть только две цели: побыстрее закончить работу и получить за неё побольше денег. А тут оказывается всё по-другому: один ощущает себя причастным к производству, а другой так, покататься вышел.

Что ж, напрашивается ассоциация с рестораном. Кухня ресторана. На кухне крутятся два классовых шизофреника: шеф-повар и су-шеф. Они то раздают приказы непосредственно рабочим-поварам, абстрагируясь от рабочего класса, то лезут с ложками пробовать что там приготовил рабочий класс и добавляют необходимые ингредиенты, становясь в этот момент этим самым рабочим классом. В результате они получают блюдо, которое по всем канонам является товаром, имеющим как потребительскую, так и меновую стоимость, а ещё это вещь (а если классовые шизофреники талантливые, то очень вкусная вещь). Далее, этот товар официантка кладёт на поднос и перемещает на стол потребителю, преисполнившись точно такой же «целью», как и водитель, везущий дрова. И что, согласно определению рабочего класса, принятому у «гегельянцев-марксистов», получается официантка – рабочий класс, а водитель автобуса или троллейбуса какой-то совсем другой, не рабочий?

Ладно, ну его этого водителя автобуса/троллейбуса, пусть катается себе и ищет себе подходящий класс. А вот инженеры, осуществляющие организацию и контроль производства, работники, ремонтирующие орудия производства, программисты, пишущее программы, это тоже не рабочий класс? Согласно определению «гегельянцев-марксистов», нет это не рабочий класс, они же «товар» не производят! Внимательный читатель спросит: а как же определение классиков, что пролетариат – это «класс современных наемных рабочих, которые, будучи лишены своих собственных средств производства, вынуждены, для того чтобы жить, продавать свою рабочую силу» и что пролетариат = рабочий класс? Вроде бы логично, что все вышеперечисленные люди не имеют средств производства и продают свою рабочую силу? Это, дорогой мой внимательный читатель, от того тебе логично, что пользуешься формальной логикой и Гегеля ни хрена не знаешь, а то вштырился бы «Наукой логики» и вопросов дурацких не задавал. Для всяких непонятливых глава секты «гегельянцев-марксистов» вводит то самое сакраментальное определение, чтобы стать рабочим классом нужно не просто быть наёмным работником, а наёмным работником, результатом НЕПОСРЕДСТВЕННОГО труда которого является материальная вещь («товар»).

Предположим, что это определение верное. Но ведь «гегельянцы-марксисты» противоречат даже себе. На вопрос, является ли программист, написавший программу, рабочим классом, они твёрдо говорят «Нет». А почему? А потому что гладиолус, программа то не материальная! Оппа, приехали. Тут раскрывается вся сущность идеализма «гегельянцев-марксистов». Оказывается они даже не знают, кто живёт в розетке и кусается. Мир населён бесплотными духами и ангелами! Электроны и последовательности бит, которые они переносят, относятся к чему-то божественному! А в цифровом фотоаппарате живёт гномик который запоминает картинку в объективе и силой мысли передаёт её маленькому высшему разуму, хранящему эти образы внутри компьютера. Если отойти от физической сути хранения и передачи информации, то достаточно отформатировать жёсткий диск компьютера и посмотреть как чудо технического процесса превратится в груду металлолома. Тут можно продолжать очень долго, но ограничусь только одним вопросом: и эти люди называют себя материалистами?

Вроде за программистов персонально заступился, а как быть с остальными? А давайте спросим у Маркса, кого он считал производительным рабочим. Заодно и узнаем, что такое производительный труд. Идейный вдохновитель «гегельянцев-марксистов» упомянул о первых трёх томах Капитала, но тактично умолчал о четвёртой. А вот как раз таки в четвёртой главе четвёртого тома Маркс подробно рассматривает теорию о производственном и непроизводственном труде А. Смита. По мнению Маркса, у этого самого А. Смита существую два определения производственного труда: одно правильное, а второе не очень. Вторя Марксу, скажу: «Рассмотрим сначала первое, правильное определение»
Производительным трудом, в смысле капиталистического производства, является тот наемный труд, который, будучи обменен на переменную часть капитала (на часть капитала, затрачиваемую на заработную плату), не только воспроизводит эту часть капитала (т. е. стоимость своей собственной рабочей силы), но, кроме того, производит прибавочную стоимость для капиталиста. Только благодаря этому товары или деньги превращаются в капитал, производятся в качестве капитала. Производительным является только тот наемный труд, который производит капитал. (Это значит, что израсходованную на этот труд сумму стоимостей он воспроизводит в увеличенном размере, другими словами — возвращает больше труда, чем получает в форме заработной платы. Следовательно, производительна лишь та рабочая сила, применение которой дает большую стоимость, чем та, которую имеет она сама.)
Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Том 26. Ч. 1. М.: Государственное издательство политической литературы, 1962. С. 133-134
То которое не очень звучит в изложении Маркса так:
производительным является тот рабочий, труд которого производит товары, причем этот рабочий потребляет товаров не больше, чем производит, не больше, чем стоит его труд. Его труд фиксируется и овеществляется «в таком предмете, который может быть продан или обменен», «в каком-либо пригодном для продажи товаре, который мог бы возместить стоимость их» (т. е. рабочих, изготовивших эти товары) «заработной платы и содержания». Производя товары, производительный рабочий тем самым непрерывно воспроизводит переменный капитал, который он непрерывно потребляет в форме заработной платы. Он постоянно производит тот фонд, который его оплачивает, «который предоставляет ему занятие и средства существования».
Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Том 26. Ч. 1. М.: Государственное издательство политической литературы, 1962. С. 145-146
Повторю для непонятливых читателей то, что Маркс считал производительным трудом:
Итак, производительный труд в системе капиталистического производства — это такой труд, который производит для того, кто его применяет, прибавочную стоимость, или, иначе, это — труд, превращающий объективные условия труда в капитал, а их владельца — в капиталиста; это, стало быть, труд, создающий свой собственный продукт в качестве капитал.
Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Том 26. Ч. 1. М.: Государственное издательство политической литературы, 1962. С. 404

Таким образом, если уважаемый читатель захочет перевести дрова на грузовике или проехаться на общественном транспорте, то, чтобы узнать, является ли водитель производительным рабочим (не представителем рабочего класса, а именно производительным рабочим!) достаточно только узнать кому принадлежит транспортное средство. Если самому водителю, то он мелкобуржуин, который получает с этого доход и прибавочной стоимости (капитал) не производит. А если транспортной компании, то он самый что ни на есть производительный рабочий, который занят производительным трудом вне зависимости от того кого или что он везёт.

И ещё приведу цитату Маркса:
Один и тот же вид труда может быть как производительным, так и непроизводительным. Например, Мильтон, написавший «Потерянный рай» и получивший за него 5 ф. ст., был непроизводительным работником. Напротив, писатель, работающий для своего книготорговца на фабричный манер, является производительным работником. Мильтон создавал «Потерянный рай» с той же необходимостью, с какой шелковичный червь производит шелк. Это было действенное проявление его натуры. Потом он продал свое произведение за 5 ф. ст. А лейпцигский литератор-пролетарий, фабрикующий по указке своего издателя те или иные книги (например, руководства по политической экономии), является производительным работником, так как его производство с самого начала подчинено капиталу и совершается только для увеличения стоимости этого капитала. Певица, продающая свое пение на свой страх и риск, — непроизводительный работник. Но та же самая певица, приглашенная антрепренером, который, чтобы загребать деньги, заставляет ее петь, — производительный работник, ибо она производит капитал.
Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Том 26. Ч. 1. М.: Государственное издательство политической литературы, 1962. С. 410
То есть, та же самая представительница «древнейшей» профессии, о которой упоминали во втором видео, тоже может быть производительным работником, если работает на сутенёра или какую-нибудь ОПГ, а вот ежели она индивидуалка и никому прибавочной стоимости своим трудом не производит, то это уже не производительный работник. Программист, в свою очередь, будучи фрилансером не является производительным рабочим, а вот когда он устраивается работать в контору, то внезапно становится им, тогда как по определению из приведённого видео, он должен являться этим самым производительным рабочим в любом случае, т.к. производит товар. И да, инженер работающий на заводе тоже производительный рабочий.

И очень интересно Маркс трактует слово «услуга». Если нанять портного-частника сшить штаны, то эти самые штаны будут не товаром, а услугой, оказанной непроизводительным работником. А вот если купить в магазине штаны фабричного производства, то это будет товар, сделанный производительными работниками.

Итак, какие выводы можно сделать из чтения классиков применительно к сегодняшнему дню? Во-первых, в настоящее время существует два класса: буржуазия (те, кто владеет средствами производства) и пролетариат (те, у кого этих средств производства нет и они живут наёмным трудом), т.е. наёмные работники. Во-вторых, большинство наёмных работников являются производительными рабочими, т.к. производят для капиталиста прибавочную стоимость, а имеет ли их труд отношение к непосредственному производству товаров дело десятое. В-третьих, духовный вдохновитель «гегельянцев-марксистов», хитро улыбаясь, передёргивает термины, слегка перевирает классиков и напускает тумана в очевидные вещи. Утомлённый моими разоблачениями читатель спросит: «И чё?». А вот тут-то мы и подходим к самой сути и названию поста: «О внутриклассовом шовинизме».

Я не знаю, как у тебя, уважаемый читатель, но у меня сложилось впечатление, что именно этот самый внутриклассовый шовинизм «гегельянцы-марксисты» и проповедуют. Они пытаются вбить в головы простым рабочим, занятых на производстве материальных товаров, идею их исключительности, их более высокого положения по сравнению с другими наёмными работниками, тем самым производя раскол среди среди пролетариата. И тут напрашивается вопрос, а кому это выгодно? Самим рабочим, преисполненным внутриклассовой гордостью, и взирающих на инженерно-технических работников, как на полезных, забавных, но неразумных братьев наших меньших? Самим ИТР, которых простые рабочие за своих не желают видеть? Или буржуинам, для которых осознание пролетариата своего места в капиталистическом обществе и своего единства является, мягко говоря, очень опасной вещью? Я склоняюсь к последнему варианту, а что решит для себя читатель и будет ли он вообще что-либо решать, то мне неизвестно.

Возможно, критически настроенному читателю сказанное ранее показалось неубедительным и термин «внутриклассовый шовинизм» пришёлся не по душе. Однако, аргументы, которые приводили любезные критики в комментариях, только укрепляли моё убеждение в правильности сделанных мною выводов. Так, например, уважаемый mario_sim сначала натолкнул меня на одну интересную мысль, которая могла бы убедить даже самого критически настроенного читателя в правомерности навешивания ярлыка внутриклассовых шовинистов на «гегельянцев-марксистов». Но, как только я начал искать ей подтверждение, он же поделился со мной другим убедительным аргументом. Так что я забросил ещё не до конца оформившиеся выкладки и спешу поделиться с читателем этим аргументом:



Не слишком внимательный читатель, превратившийся на те полчаса, которые занимает этот ролик, в зрителя, возможно спросит меня: «И чё?» На, что я отвечу: «Читайте дальше».

С первого взгляда не слишком внимательный зритель может ничего подозрительного и не заметить: умудрённый годами и полным собранием сочинений Владимира Ильича профессор с лукавой улыбкой рассказывает нам о Советах. Скажу честно, большую часть ролика моё классовое чутьё находилось в лёгком анабиозе, убаюканное неспешными речами, поэтому возможно я что-то крамольное и пропустил. Сигнал к побудке прозвучал только когда профессор начал рассказывать, что буржуазные депутаты принимают законы, которые не понимают как будут исполняться. С моей точки зрения, довольно самоуверенно считать правящий класс идиотами, которые что-то делаю в ущерб себе. Но речь совсем не об этом. Классовое чутьё забило в набат на 29-й минуте ролика. И если нетерпеливый читатель решил обойтись без просмотра видео вовсе, то я настоятельно рекомендую посмотреть хотя бы концовку ролика именно с этого времени.

Итак, речь там идёт о «палате рабочих депутатов» и «палате служащих», на которые предлагает разделить будущие Советы идейный вдохновитель «гегельянцев-марксистов». Не буду акцентировать на некоторых его высказываниях, которые можно было бы трактовать как противоречие сказанному, давайте лучше разберёмся в сути. «А что, подобное разделение вполне здравое решение!», — может воскликнуть идеологически неподкованный читатель. Именно для такого читателя я приведу сначала выдержки из классиков, а потом поясню свою мысль.

Вот, например, что писали К. Маркс и Ф. Энгельс в книге "Немецкая идеология":

  • Далее, вместе с разделением труда дано и противоречие между интересом отдельного индивида или отдельной семьи и общим интересом всех индивидов, находящихся в общении друг с другом; притом этот общий интерес существует не только в представлении, как «всеобщее», но прежде всего он существует в действительности в качестве взаимной зависимости индивидов, между которыми разделён труд. И наконец, разделение труда даёт нам также и первый пример того, что пока люди находятся в стихийно сложившемся обществе, пока, следовательно, существует разрыв между частным и общим интересом, пока, следовательно, разделение деятельности совершается не добровольно, а стихийно, — собственная деятельность человека становится для него чуждой, противостоящей ему силой, которая угнетает его, вместо того чтобы он господствовал над ней. Дело в том, что как только появляется разделение труда, каждый приобретает свой определённый, исключительный круг деятельности, который ему навязывается и из которого он не может выйти: он — охотник, рыбак или пастух, или же критический критик и должен оставаться таковым, если не хочет лишиться средств к жизни, — тогда как в коммунистическом обществе, где никто не ограничен исключительным кругом деятельности, а каждый может совершенствоваться в любой отрасли, общество регулирует всё производство и именно поэтому создаёт для меня возможность делать сегодня одно, а завтра — другое, утром охотиться, после полудня ловить рыбу, вечером заниматься скотоводством, после ужина предаваться критике, — как моей душе угодно, — не делая меня, в силу этого, охотником, рыбаком, пастухом или критиком.

Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Том 3. М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. С.               31-32

В «Нищете философии» можно встретить такую цитату:

  • Разделение труда внутри современного общества характеризуется тем, что оно порождает специальности, обособленные профессии, а вместе с ними профессиональный идиотизм.                     «Мы приходим в величайшее удивление», — говорит Лемонте, — «видя, что у древних одно и то же лицо являлось одновременно выдающимся философом, поэтом, оратором, историком, священником, правителем и полководцем. Нас пугает такое обширное поприще. Каждый отгораживает себе известное пространство и замыкается в нем. Я не знаю, увеличивается ли в результате этого раздробления общее поле деятельности, но я хорошо знаю, что человек в результате этого мельчает».                                   Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Том 4. М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. С. 159

А в «Анти-Дюринг» такую:

  • Способу мышления образованных классов, унаследованному г-ном Дюрингом, должно, конечно, казаться чудовищным, что настанет время, когда не будет ни тачечников, ни архитекторов по профессии и когда человек, который в течение получаса давал указания как архитектор, будет затем в течение некоторого времени толкать тачку, пока не явится опять необходимость в его деятельности как архитектора. Хорош был бы социализм, увековечивающий профессиональных тачечников             Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Том 20. М.: Государственное издательство политической литературы, 1961. С. 206

И это только навскидку, если покопаться подольше, то подобных примеров о порочности разделения труда в работах классиков можно найти множество, и не только у Маркса и Энгельса, но и у Ленина или Сталина. Если не слишком вдумчивый читатель ещё не понял какая связь между двухпалатными Советами и разделением труда, то отвечу: прямая. Принцип разделения рабочего класса (замечу, уже не пролетариата, а именно рабочего класса, или трудящихся) на «рабочих» и «служащих» служит не ограничению влияния «служащих», а как раз является тем самым «увековечиванием профессиональных тачечников». Классики мечтали о бесклассовом обществе, а духовный лидер «гегельянцев-марксистов» мечтает после уничтожения класса буржуазии, создать новые классы по принципу разделения труда. И более того, закрепить это разделение на государственном уровне.
Наивный читатель может спросить, что же в этом такого страшного, согласно классикам вообще государство при коммунизме отомрёт и эти палаты не понадобятся, а речь идёт только о начальной стадии, о социализме. Ну нельзя же быть таким наивным, читатель! Классики не зря нас учили, что появление классов всегда приводит к возникновению между ними противоречий, а значит и классовой борьбы. Если упростить до бытового уровня, то инженер будет ходить и сквозь зубы ворчать: «Ох уж это быдло, напринимают законов, а нам расхлёбывать», а рабочий с гордо поднятой головой, в свою очередь, подумает: «Ну ничего, мы эту вшивую интеллигенцию ещё дожмём!» И вместо стирания границ между трудом умственным и трудом физическим, вместо бесклассового общества, мы получаем лишь обострение противоречий среди трудящихся, которые могу привести не к торжеству «рабочих», а к превращению «служащих» в класс новой буржуазии. И подобные идеи, кроме как воспитанием в «рабочих» внутриклассового шовинизма назвать сложно.

Всё ещё критически настроенный читатель может пуститься в демагогию, что я испытываю к идейному вдохновителю «гегельянцев-марксистов» личную неприязнь и пытаюсь всячески дискредитировать его, выискивая фантастически нелепые претензии и выстраивая чуть ли не теорию заговора против пролетариата. Помилуйте, я всего лишь ссылаюсь на работы классиков, которые прямо противоречат тому, что говорит вождь «гегельянцев-марксистов» и никакой отсебятины не несу. Если бы я хотел выстроить теорию заговора, то мог бы, например, взять биографии четырёх уважаемых людей: непосредственно самого профессора, Анатолия Александровича, Владимира Владимировича или Дмитрия Анатольевича, найти в этих биографиях что-нибудь общее и придумать такую теорию заговора, что даже рептилоиды с планеты Нибиру позавидовали бы! Но это же всё глупости (или нет?).

Хотелось бы добавить, что разбирать противоречия между идеями классиков и тем, как их преподносят «гегельянцы-марксисты» мне порядком надоело, поэтому очень надеюсь, что в комментариях мне больше не дадут повода писать новый пост на подобные темы. Но в любом случае, если же уважаемый читатель захочет что-либо возразить на счёт моих мыслей и моей трактовки классиков, то это его право.

Полемика по статье

Часть 3-я
Tags: Государство, Марксизм и пр.измы, ТОС
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments