Михаил Герасимов (mumis34) wrote,
Михаил Герасимов
mumis34

Categories:

Всхлип аристократической крови.

Мало оказалось дворянским последышам перестроечных свобод. Теперь они стенают по имперскому гнёту Кремля, пытаясь отобрать это право у интеллигентных либерастов.  Как говорится: сам себя не похвалишь, так и никто не похвалит. Дошло до ущербных наконец, что пора откреститься от имперской интеллигенции, в таком случае смотришь народ и на них, великих, по другому смотреть будет. Типа тогда и наступит время для их хруста булками.
Только нынешние аристократы будучи, как и их предки далеки от народа, не в курсе что под хрустом булок народ в 19-м веке подразумевал пердёж мозгом.

Как точно подметил Э.Хоффер, что «человек, кусающий руку, которая его кормит, обычно лижет сапог, который его пинает». Это и есть всё содержание аристократических истин и чести. Потому остаётся надеяться что философские пароходы ещё найдут себе применение.

Пишет С.Цветков
Аристократия и интеллигенция
Среди древнейших родов российского дворянства лишь 36 являются русскими по происхождению, а 551 род — выходцы из других стран, в основном из Орды и Литвы. Это произошло потому, что московские князья вели целенаправленную «миграционную политику»: присоединяя какое-то княжество или соседнюю область, всю тамошнюю элиту перевозили и расселяли вокруг Москвы, чтобы держать ее под контролем. Со временем она включалась в государственную структуру Московского государства.

Во времена Ивана Грозного родовой аристократии был нанесен первый сильный удар — множество княжеских и боярских родов было выведено чуть ли не под корень, у других отняли родовую землю. Беда нашей аристократии в том, что ни в XVI, ни в XVII веке ей так и не удалось законодательно закрепить свои свободы и привилегии, которые затем неизбежно распространились бы на всё остальное население. А цари продолжали уничтожать ее, оттирать на задний план. О сподвижниках Петра I современники уже писали, что это были люди из «самого низкого шляхетства».

На протяжении XVIII века для выдвижения наверх стало важным не происхождение человека, а его близость к престолу. Развилась система фаворитизма, позволявшая даже недворянам в одночасье прыгнуть «из грязи в князи». Пушкин находил ненормальным, когда страной правят выскочки или потомки выскочек, а древние дворянские роды захудели и оттеснены от дел. Со времён Николая I дворянство фактически было отстранено от управления бюрократией, наполовину немецкого происхождения. И, наконец, 1917 год подвел кровавую черту под историей русской аристократии и русского дворянства в целом.

Революционно-демократическая печать навешала на дворянство ярлыки белоручек, растленных и никчемных людей. Но, что характерно, оказавшись в эмиграции никто из князей и «графьев» не погиб с голоду. И ведь отнюдь не потому, что вывезли с собой какие-то несусветные богатства (хотя было и такое, конечно), — выжили они потому, что умели работать своими руками и головой. Кстати, и в застенках ЧК они умирали гораздо достойнее, чем пресловутая «ленинская гвардия» в 1937-1938 годах...

В русской истории аристократии не удалось занять подобающего места. Но у нее есть огромные заслуги в выработке таких основополагающих ценностей, как честь, достоинство, патриотизм. Уже древнерусские князья выражали горячее желание «пострадать за землю Русскую», то есть потрудиться во славу ее.
***

Вместо родовой аристократии в XVIII-XIXвеках стала формироваться «аристократия духа», если придерживаться терминологии Бердяева. Это творцы, которые создают духовные ценности нации.

Правда, не стоит путать их с интеллигенцией, которая бесконечно далека от какой бы то ни было аристократии — как родовой, так и духовной.

Интеллигентами в самом общем смысле считают людей, которые живут умственным трудом. Со второй половины XIX века под это определение подпадали те, кто интересовался вопросами бытия и переустройства мира, как правило, придерживаясь демократических убеждений. Наши мыслители начала ХХ века заметили, что одна из черт интеллигенции — оторванность от корней, критическая настроенность по отношению к прошлому России. Кроме того, «классический» русский интеллигент не религиозен (ситуация здесь стала меняться не так давно). Наконец, он непрактичен — не дай бог вручить интеллигентам бразды управления: государственный корабль тут же летит на скалы.

Аристократ никак не подходит под понятие «интеллигент». Его коренное предназначение — военная служба. А военных наше общественное мнение традиционно из интеллигенции исключало. Хотя в русскую культуру Золотого века военные вписали поистине золотую страницу. Толстой, как известно, был артиллеристом, Денис Давыдов — гусаром, продолжать можно долго. Бунин в «Окаянных днях» совершенно справедливо заметил, что, наверное, ни одна страна в мире не дала такого талантливого дворянства.

Со службой нерасторжимо понятия чести, долга. Интеллигент стремится к общественной и личной «свободе», аристократ с головы до кончиков ногтей опутан понятиями чести и общественных традиций, приличий.

По моему разумению, высший тип человека, который выработала наша история — это всё-таки не интеллигент, а дворянин, аристократ. Только в нём видим гармоничное сочетание умственных и физических качеств, высокую культуру и воинскую доблесть. Как там у Ницше: быть персом — это значит знать истину и уметь стрелять из лука.
Tags: Либерализм, МОЁ, Мировоззрение, Общество, Понятия и определения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments