February 3rd, 2015

Века в хаосе

Оригинал взят у evan_gcrm в Века в хаосе
Оригинал взят у andrey_eroshin
ages_in_chaos

Во время катаклизмов и на многие сотни лет после них люди прибывают в ужасной растерянности. Посмотрите, что случилось с египетскими записями после последнего сдвига полюсов. Произошел Исход евреев, которые смогли уйти из рабства вместе со своими стариками, калеками, детьми на руках. Они сбежали от своих хозяев, не потому, что они все были быстрыми, а потому, что их хозяева были сбиты с толку.

Collapse )

Достоверные мифы истории

Оригинал взят у ss69100 в Достоверные мифы истории
Прошлое редко  интересно само по себе. Прошлое  интересно только как ступеньки, ведущие нас наверх. Если со ступеньками  что-то не так, то ведь и забраться  мы можем совсем не туда

Когда появилась  наша планета? Когда появился человек?

Множество людей  посвятили свою жизнь поиску ответов на эти (и подобные им) вопросы. Ответов уже найдено столько, что правильность самого абсурдного утверждения можно легко защитить ссылками на авторитетные источники.

Количество  точек зрения на то, что такое  история, как она движется и куда ведет, сегодня точно равняется количеству тех, кто берется за подобные рассуждения.

Я не могу согласиться с той трактовкой «короткой» истории, которую предлагают Фоменко и Носовский, но скалигеровская хронология исторических событий так же не выдерживает критики.

В слове «миф» нет ничего оскорбительного.

Миф – это ненаучный способ описания мира и, одновременно, система накопленных народом знаний о мире. Иными словами, мифология – это народный аналог науки. Она отвечает на главные вопросы: как устроен мир? Когда и из чего была сотворена Земля? Почему светит солнце, горят звезды, идет дождь, гремит гром? Что такое человек? Почему люди умирают и куда они попадают после смерти?

Многие из этих вопросов нельзя считать до конца решенными. Мифология отвечает на те же вопросы, что и наука, но со своих позиций. Мифологическое знание так же логично, как и научное, просто логика эта иная.

Существуют  разные подходы к истории.

Самый радикальный - история не имеет права называться наукой. Слишком много различных  летописей, противоречащих друг другу, признаны достоверными самыми авторитетными историками. И никого это не смущает.

Collapse )

Судьба человечества зависит от трех переходов

Оригинал взят у matveychev_oleg в Судьба человечества зависит от трех переходов
Оригинал взят у izborskiy_club в Судьба человечества зависит от трех переходов
Георгий Малинецкий
Профессор, доктор физико-математических наук.

Как известно, история в нашей стране – штука непредсказуемая. Каждый новый правитель, приходя к власти, начинает вымарывать или чернить предшественников. Расставлять акценты по-новому. Но, как утверждают математики, история есть наука не описательная, а количественная. И алгеброй вполне возможно проверить её красоту и правдивость. Об этом говорит заведующий отделом Института прикладной математики РАН, доктор физико-математических наук, член Изборского клуба Георгий Малинецкий.

DETAIL_PICTURE__72777890

Collapse )


Утешение историей от Олеся Бузины: День одураченных

Оригинал взят у matveychev_oleg в Утешение историей от Олеся Бузины: День одураченных
Многие герои романов Дюма существовали в реальности. Кроме "Трех мушкетеров", они вдохновили Мольера на одну из его великих пьес. А заодно спасли Францию.


Малый ледниковый период. В XVII веке в Западной Европе было холоднее, чем у нас сейчас. Согревались интригами и женщинами, которых теперь называют рубенсовскими

Это был один из самых знаменитых дней во французской истории. День, когда решилась судьба Франции. В сущности, если бы король Людовик XIII уволил в тот день Ришелье, Франции сегодня вообще не существовало бы — буйные центробежные силы разорвали бы ее, как тряпку. Такое случалось в прошлом со множеством государств — Речью Посполитой, Киевской Русью или Арабским халифатом. Ныне они существуют только в школьных учебниках и монографиях ученых мужей, копающихся в архивных завалах.

И вместо Франции было бы на карте что-то другое. Юг ее — Гасконь, Прованс и Лангедок — несомненно, отошел бы Испании. Немецкоговорящий запад — Эльзас и Лотарингия — Германии. Бретань скорее всего стала бы независимой, каковой и была до XV столетия. Есть же сегодня герцогство Люксембург — вполне полноценный член Евросоюза? Вот и Бретань была бы таким герцогством! Север — оттяпали бы англичане. Во времена Ришелье они твердо помнили, как там хозяйничали их полудикие прадедушки — целую Столетнюю войну! А Кале и вовсе было совсем недавно "городом английской славы" — портом, где стоял британский флот. Французский король Генрих II отвоевал его у англичан всего за 27 лет до рождения Ришелье — в 1558 году.

В общем, не было бы Франции. Не было бы, и все. Шевелилось бы что-то сельское и замшелое вокруг провинциального городка Парижа, гордясь национальным костюмом, луковым супом, не менее знаменитым, чем борщ и вареники, и парой-тройкой малоизвестных поэтов, оплакивающих на лютнях горькую долю мушкетеров — примерно так же, как льют слезы над загубленной казацкой славой наши кобзари.

Тем не менее даже точная дата знаменитого дня, повернувшего страну от развала к будущему величию, неизвестна, что лишний раз доказывает: история — штука условная. Как напишешь, так и будет. Особенно когда речь идет о делах государственных. Тайных. Связанных с проблемами управления и так называемыми системными кризисами.

То ли 10, то ли 11, то ли 12 ноября 1630 года. Придворные летописцы, которые часто бывают баснописцами, плохо запомнили. Но поэт и остряк Гильом Ботрю уверял, что на календаре было 11-е. Так эта дата и прижилась. Хотя я не исключаю, что переломное событие произошло все-таки 10 ноября. Или 12-го. Что, согласитесь, для истории, с ее космическим размахом, не так уж важно.

При французском дворе все ждали отставки Ришелье. Двор хотел веселиться, разворовывать государственную казну и заниматься тем, что сегодня мы называем сексом, а тогда изысканно именовалось "амурными подвигами". "Подвиги", кстати, были примерно такими же, как сегодня. Каждый любил то, что соответствовало его порочной натуре. К примеру, Людовик XIII, который в "Трех мушкетерах" так ревнует Анну Австрийскую к герцогу Бекингему, вряд ли испытывал подобные чувства в реальности. Ведь если верить собирателю всяческих придворных гадостей той эпохи — Таллеману де Рео, "проявлять свои любовные чувства король начал прежде всего к своему кучеру Сент-Амуру. Потом он почувствовал склонность к Арану, псарю". Вот за кучера или псаря он бы точно голову отрубил. А из-за Анны Австрийской даже в ус не подул, когда наперегонки с Бекингемом за ее юбкой стал бегать кардинал Ришелье. Не за это король собрался выгнать первого министра, а совсем за другое.
Среди бесчисленной своры коррупционеров и имитаторов государственной деятельности, которых в Париже той эпохи было не меньше, чем сегодня в Киеве, кардинал оказался единственным человеком, кто вознамерился строить Францию на самом деле. Всерьез. Он считал, что украсть мешок с дублонами и удрать на ПМЖ в Испанию — главную мировую державу той эпохи — или, к примеру, в Британию, где уже сумели неплохо наладить банковскую систему — это не метод для уважающего себя человека. Даже если он и не премьер-министр, а просто француз. Французское же национальное чувство у кардинала явно было. Он очень любил Францию. Явно больше Бога, которому должен был бы служить согласно духовному сану. Причем любил, как всякий истинный госменеджер, не отделяя государство от себя. Мол, чем правлю, то я и есть.



Collapse )


Два "привета" из прошлого. Программа на следующие десять лет.

Оригинал взят у kadykchanskiy в Два "привета" из прошлого. Программа на следующие десять лет.
Не так давно, одна добрая подруга прислала мне  загадочное фото (оно в конце заметки), которое сильно меня озадачило. Я начал изучать этот вопрос и столкнулся с ещё одним, не менее загадочным обстоятельством.
Первое - Успенский собор  московского кремля. Вот как он выглядит сегодня:


Обратите внимание на кресты. А как это сооружение выглядело раньше?

Collapse )


Посетителей: Счетчик посещений Counter.CO.KZ

Ник kadykchanskiy забит!