April 21st, 2018

Из истории спора "азиатской" Москвы и европейского Петербурга

Спас на Крови, Санкт-Петербург
Появление в Петербурге необычного храма, выдержанного скорее в московском стиле, вызывало в столице споры и пересуды.
Были, однако, и другие мнения. Храм считали чужим среди классицистической застройки и присвоили ему прозвище «бонбоньерка» [16]. «Русь» писала, что храм, «к сожалению, далеко не даровит по мысли и исполнению…», «…но несомненно значителен по идее, которая витает над ним» [26].
Некоторые высказывали и куда более радикальную оценку. Так, А. Н. Бенуа считал, что «это жалкое подражание Василию Блаженному поражает своим уродством, являясь в то же время настоящим пятном в ансамбле петербургского пейзажа» [18]. Позднее, после революции, он даже позволил себе еще более резкое высказывание: мол, если большевики вдруг решат взорвать Спас на Крови, он даже не будет против [16].
Однако в советское время борьба за сохранение храма — одной из немногих не взорванных церквей в «русском стиле», своеобразного символа последнего периода существования Российской империи — стало важным для ленинградской интеллигенции.
via