January 4th, 2020

Была такая партия

ФОТО: РГАКФД/РОСИНФОРМ
С начала 1960-х годов Владимир Солоухин (на фото — с семьей) был кумиром лаптелюбивой интеллигенции
      35 лет назад, в 1969 году, главный идеолог КПСС Михаил Суслов поручил аппарату ЦК рассмотреть письмо писателя Константина Бадигина о притеснении в СССР русского народа. Указание было выполнено тем охотней, что исполнять его должны были члены неформальной Русской партии. Историю этого политического образования исследовал обозреватель "Власти" Евгений Жирнов.
"Атеист — это хуже, чем еврей"
       Для неформального членства в неформальной Русской партии я подходил идеально. И по происхождению, и по положению в обществе на излете советской власти. Чаще всего, как мне говорили два занимавшихся мной агитатора, к истинным патриотам русской земли примыкали потомки дворян, купечества и "неместечковой", по их определению, интеллигенции. Мои предки, правда, особой знатностью или богатством не отличались. Но то, что земли в Можайском уезде им были пожалованы 400 лет назад за службу в опричнине, произвело на моих новых знакомых довольно сильное впечатление. Конечно, я интересовал их лишь потому, что им был нужен свой человек в газете с 20-миллионным тиражом. А у меня было редакционное задание написать большой текст об организациях русских националистов. О чем они, впрочем, не догадывались.
       Общую идеологическую базу они попытались найти в таком факте моей семейной истории: моего деда-помещика расстреляли в 1928 году после визита в бывшее уже собственное имение. "А кто это сделал?! — возмущался завотделом солидного партийного издания, которое располагалось в том же здании, что и наша редакция.— Евреи! Ты знаешь, сколько их было в руководстве ГПУ?" И он сыпал цифрами о евреях-чекистах, евреях-наркомах, женах-еврейках и т. п.   

Collapse )