Михаил Герасимов (mumis34) wrote,
Михаил Герасимов
mumis34

Category:

Как твое имя, Рюрик?

Оригинал взят у ss69100 в Как твое имя, Рюрик?
По рекомендации коллеги alagati_alag мы с удовольствием публикуем следующую статью Беззаконова С.Н.
***

А ведь действительно, как? Это только на первый взгляд вопрос выглядит риторическим.

На самом же деле о варяге Рюрике, в 862 году (если верить «Повести временных лет») призванном на правление в Новгород историкам до сих пор ничего сколь ни будь достоверного не известно.

Поэтому споры об этнической принадлежности легендарного князя и даже о его имени продолжаются, не смотря на горы посвященной данной проблеме литературы.

В настоящее время наибольшей популярностью у исследователей пользуется гипотеза, утверждающая, что основателем династии первых русских царей, был Рорик (Hroerekr) Ютланский, маркграф Франкской империи, правитель небольшого графства Рустринген в Фрисланде.

Поводом для возникновения данной гипотезы послужило, как очевидное сходство имен Рюрик и Рорик, так и поразительное совпадение времени жизни этих двух исторических персонажей (800-879 г.).

Казалось бы, спорить не о чем? Однако более тщательное изучение франкских источников не позволяет согласиться с данной точкой зрения. Дело в том, что всю свою долгую жизнь Рорик Скьолдунг провел вдали от Новгорода, в упорной борьбе отстаивая права на наследственные земли в Ютландии. Там же он и закончил свои дни бездетным, дважды крещеным вассалом франкских королей.

Наш же Рюрик (опять же если верить летописям) напротив всю свою жизнь был язычником, после призвания Руси не покидал, (умер в «Кореле», где якобы и похоронен), да к тому же от любимой жены Ефанды имел сына Игоря — первого действительно достоверного персонажа Российской истории.

Учитывая все эти разночтения, ряд отечественных историков выдвинул совершенно уникальную и достаточно обоснованную версию, согласно которой никакого призвания Рюрика с братьями на Ладогу вообще не было.

В частности историк и писатель С.Э. Цветков полагает, что и Гостомысл, и его внук Рюрик Новгородский, он же Рорик Ютланский, сын датского конунга и по совместительству ободритского князя Хальфдана-Готлейба, действительно правили в Новгороде. Вот только Новгород этот находился не у озера Ильмень, а у реки Ильменава (современная Ильменау, приток Эльбы) в районе города Гамбурга.

В Повесть же временных лет предание о призвании Рюрика, по мнению Цветкова, попало от вендских мигрантов из славянского поморья, пришедших в земли северо-западной Руси в конце IX — начале X веков, когда и был заложен Новгород на Волхове. Поэтому, считает историк Рюрика из «Повести временных лет» следует расценивать как персонаж эпический (подобный многим другим мифологическим родоначальникам вроде Кия, Крака, Тура, Леха и прочая, прочая, прочая) с Игорем Старым — настоящим основателем династии киевских князей связанным искусственно лишь в контексте рассказа о начале Русской земли.

Само же имя Рюрик/Рорик хорошо известное западноевропейским хроникам в форме: Rorik, Rerik, Rorich, Rerig Сергей Эдуардович производит от ободритского слова «рарог/ререг»- «сокол». Считается, что эта птица в средние века была, племенным тотемным символом ободритов и ее изображения украшали воинские стяги и фигуры племенных богов.

Впрочем, существуют и иные версии призвания Рюрика с братьями весьма отличные от вендских и не имеющие никакого отношения к Рорику Ютландскому. Так в «Изборнике» А.Н. Попова по списку хронографа 1679 года сказано, что Рюрик: «&helpp;с двема братома с Трувуром и с Синеусом, а третий с ними Олег» пришел из Пруссии и был он «рода суща Августа» то есть, состоял в родстве с римскими императорами. Имя же Рюрик в данном контексте происходит от известного еще с античных времен латинского имени Рурикий/Руриций (Ruricius). Кстати, версия эта в свое время была довольно популярна у царя Ивана Грозного кичившегося своим происхождением и неоднократно пенявшим им королям шведским.

Не разделял датско-ободритскую гипотезу происхождения имени Рюрик и известный историк А.Г. Кузьмин. Отмечая что, по меньшей мере, 12 «Рориков» было, известно на территории Франции IX-XII вв., он настаивал на кельтских корнях этого имени и выводил имя легендарного основателя династии от племени рурики или руарики жившего по берегам реки Рур (Руара). По версии ученого каждый житель этого племени, попадая в иную этническую среду на вопрос «кто ты»?- отвечал «Рурик». Правда, из трудов ученого не совсем понятно как кельтское имя Рурик попало в славянские летописи. Ну да ладно.

Интересную гипотезу происхождения имени Рюрик на страницах интернета высказал В.Б. Егоров. По версии исследователя имя летописного князя происходит от старо-готского (hraidrik) хредрик — повелитель росов. «С закрытием гласных в скандинавских языках, — считает Егоров — «хредрик» превращается в «рюдрика». При объединении же в Новгороде вендских и словенских былинных циклов, абстрактный рюдрик сливается с реальным Рориком Ютландским и превращается в летописного Рюрика, «который, таким образом, оказывается всего лишь персонификацией каганов росов».

Как видим, не смотря на имеющиеся отличия все выше рассмотренные версии, объединяет одна общая черта. А именно происхождение Рюрика и его имени рассматривается исключительно в кельто-германском ключе. Вместе с тем существует легенда, позволяющая совершенно по-новому взглянуть на проблему.

В конце XIX века известный собиратель фольклора Е. В. Барсов опубликовал, записанное им в Беломоро-Онежском регионе, сказание о князе Рюрике, заметно отличающееся от изложенного в «Повести Временных Лет». Согласно северным преданиям оказывается, подлинное имя князя было не Рюрик, а Юрик и пришел он в Новгород не с берегов Балтики, а из Приднепровья.

Обычно записанное Барсовым сказание рассматривается исключительно как фольклор, народная интерпретация древне русских летописей, подобно былинам знаменитого владимирского цикла, ничего общего с подлинной историей Руси не имеющая. То же самое касается и имени Юрик. Лингвисты трактуют его как уменьшительную форму имени Юрий. Замену же Рюрик на Юрик в сказании, объясняют всего лишь случайным созвучием имен.

Но на самом деле не все так просто. Возможно и другое объяснение имени Юрик (Рюрик). Как и имени, Юрий которое традиционно производят либо от скандинавского Гюрги, либо греческого Георгий.

В свое время известный писатель и переводчик «Книги Велеса» А. Асов, опираясь на сходство сюжетов во снах новгородского посадника Гостомысла и мидийского царя Астиага, жившего в VI в. до н. э., высказал предположение, что имя Рюрик происходит от обратного (персы писали справа налево) прочтения имени Кир. Так, как известно, звали внука Астиага, будущего царя Персии и покорителя Передней Азии.

Свою гипотезу исследователь строит еще и на том, что в «Книге Велеса» Рюрика называют Ерик, а также на допущении: «что в Древнем Новгороде неплохо знали скифскую и персидско-мидийскую историю праславян и персов». Такая трактовка происхождения имени Рюрик сомнительна уже потому, что Кир — это греческая форма персидского имени Куруш, что при любом прочтении не дает искомого — Ерик. И все-таки Асов частично прав, поскольку имя легендарного князя, возможно, действительно принадлежит иранскому миру.

В трудах древнегреческих историков встречается довольно любопытное имя Орик (??????). Не самое распространенной скажем так имя (у Геродота упоминается Орик, младший сын скифского царя Ариапифа), но все-таки. Лингвисты производят это имя от скифо-сарматского слова «vara», «warikk» — «ягненок», «баран». В латинской транскрипции оно имеет форму — Uaras, Uarikаs (скифское «va» по мнению специалистов, может читаться, как «о», «oua», «ua»). На русском же звучит, как Юра, Юрик, Юрий, то есть практически, так же как и в сказании записанном Барсовым.

Читатель вправе спросить имеются у автора доказательства столь фантастической версии происхождения имени родоначальника «династии Рюриковичей»? Или все это не более чем досужие домыслы в духе столь популярных нынче «исторических реконструкций»? Имеются. Не столь много как хотелось бы. Но все-таки. Ниже будет изложена версия — когда и как имя Юрик попало на русский Север и почему у Нестора оно трансформировалось в каноническое — Рюрик. Но прежде хотелось бы сделать небольшое отступление. У древних иранцев слово «баран» совершенно не имело той оскорбительной смысловой нагрузки, которая присуща нам нынешним.

Напротив баран для скифов и сарматов был одним из священных животных символом солнца, «небесной благодати», удачи (фарна). Его изображение присутствует во многих произведениях так называемого звериного стиля. Фигурки барана украшают ручки скифских и сарматских сосудов, навершия мечей. Так что нет ничего удивительного в том, что слово «vara» у древних иранцев могло послужить именем собственным.

А теперь посмотрим на историю, изложенную в «Повести временных лет» несколько ином ключе. У большинства современных российских и зарубежных историков версия призвания варягов-русь во главе с Рюриком с берегов Балтики не вызывает ни малейших сомнений. Споры ведутся в основном об этнической принадлежности варягов, были ли они шведами датчанами или славянами — ободритами с острова Рюген. Но так ли это на самом деле? Одним из первых кто задумался над этим не простым вопросом, был историк А. Никитин.

В своей книге «Основания русской истории» рассматривая происхождения «лексемы варяги» он обратил внимание на довольно загадочную фразу из «Повести временных лет», согласно которой на восток Балтийское море простирается до «предела Симова». И точно так же как и к западу — до земли англов и франков оно заселено «варягами». Справедливо отмечая, что для многих поколений исследователей эта фраза послужила «камнем преткновения», вызывая «неизменное удивление» и кучу самых разных предположений от «отсутствия логики», до «порчи текста» и объяснения, что «варяги расселяются от Новгорода до Мурома по Волге, а Волга, как считал летописец, идет в «предел Симов» сам автор нашел ей иное толкование.

Принимая во внимание, что «наличие двух указаний древнего географа на место обитания «варягов» — «по сему же морю» и «по тому же морю», — которые не могут относиться к одному и тому же объекту (морю)» Никитин высказал предположение, что до того как текст летописи был « перебит и дополнен обширной вставкой, перечисляющей «вси языци», представленные, по-видимому, в качестве данников «руси», одно из мест обитания «варягов» указывалось на берегах Черного моря». И даже более того, рассматривая проблему Тмутаракани, историк высказал смелое предположение, что «именно из этого «замория» Владимир и Ярослав могли призывать своих «варягов» (т.е. наемников), а вовсе не «из Швеции», как убеждают себя «норманнисты».

Но почему только Владимир и Ярослав? Почему бы не допустить, что и варяги Рюрика да и сам легендарный князь были выходцами из этого самого «заморья» — Азово-Черноморской и Донской Руси входивших в ареал так называемой салтово-маяцкой археологической культуры? Тем более что некоторые основания для такой постановки вопроса все-таки имеются. Но как говориться, обо всем по порядку. Надеюсь, по этому будет уместно, если излагать свою версию об иранском происхождении имени Юрик (Рюрик), мы начнем с происхождения этнонима «русь».

Гипотез объясняющих возникновение нашего с вами самоназвания «русские» существует не мало. Одно их перечисление займет изрядное место. Мы же ограничимся упоминанием лишь нескольких основных. От древнескандинавского слова «rops» — «гребец», (точнее «весло») производят этноним «русь» сторонники норманнской теории. По их версии финны, переиначив это слово на свой манер, называли прибывающих к ним на кораблях шведов «ruotsi».

А уже от финнов якобы это слово в форме «русы» попало к славянам, где и закрепилось в виде самоназвания целого народа. На Западе, да и среди доморощенных норманнистов данная гипотеза до сих пор признается единственно верной и неоспоримо доказанной. Хотя ее противники из числа антинорманистов неоднократно указывали на весьма примечательный факт. В договорах русов с Византией лексема «русь» использована довольно разнообразно: в качестве этнонима «от рода рускаго», для обозначение социума «от нас, руси», в качестве топонима «вернуться в Русь».

Исходя же из логики норманнистов, получается, что послы прибыли от «рода гребцов» (или если уж быть точными — от «рода весла»), и вернутся должны на корабль, что бы грести дальше в благословенную Швецию. Допустить подобную ересь можно лишь в том случае если договор составляли люди не сведущие или изрядно забывшие о своем происхождении от рода «весла». Но нет, договор то, как раз «подписывали» что называется первые или «изначальные» русы Олег и Игорь. А уж они то наверняка знали, к чьему роду-племени принадлежат.

Более умеренные исследователи производят русов от ругов (rugi) готского (по другой версии славянского) племени жившего на острове Рюген в Балтийском море. Действительно средневековые авторы путали русов и ругов, но не всегда и даже не столь часто как некоторым хотелось бы. Автору же за попыткой отождествить эти два совершенно разных этноса, прежде всего, видится желание славянофилов (в пику норманнистам) во что бы то ни стало объявить русов балтийскими славянами, коим те никогда не были. В пользу данной точки зрения указывает один, но весьма существенный факт — у византийских авторов знавших о славянах, готах и русах не понаслышке русы «народ скифский, около Северного тавра обитающий».

Причем данная точка зрения бытовала еще во времена князя Святослава Игоревича, которого византийские историки сравнивали ни много, ни мало со «скифом» Ахиллом героем Троянской войны. По этому наиболее убедительной на наш взгляд выглядит точка зрения сторонников существования Азово-Черноморской или Донской Руси (Русского каганата). Приверженцы, которой выводят этноним «русь» из индоарийских и индоиранских языков, где ruksi, russa, rauka, roxs, aurusa означает белый, светлый, блестящий. То есть практически то же самое, что и в русском языке слово «русый».

Наиболее последовательно данную точку зрения отстаивал лингвист О.Н.Трубачев. На основе ономастического материала (гидронимики, топонимии) известный ученый пришёл к выводу, что этноним «Русь имеет хорошую привязку, максимально древнюю хронологию и получает осмысленную этимологию (прочтение первоначального значения) именно на Юге». И лишь с Юга, по его мнению, этот этноним мог попасть на Север Европы, в том числе и русский Север.

Помимо лингвистических, имеются и другие доказательства, подтверждающие правоту ученого. Как известно, русы, довольно часто упоминаются в трудах арабских и персидских географов, и путешественников. Причем «страна русов» у них находится восточнее «страны славян», то есть Поднепровья.

«Это огромная страна, — говорится в анонимном сочинении «Худуд аль-алам мин аль-маш-рик ила-л-магриб» («пределы мира от востока к западу»), написанном в X веке на персидском языке, — и обитатели ее плохого нрава, непристойные, нахальные, склонны к ссорам и воинственны. Они воюют со всеми неверными, окружающими их, и выходят победителями. Царя их зовут хакан русов. Страна эта изобилует всеми жизненными благами. Среди них есть группа моровват (рыцари). Знахари у них в почете. Ежегодно они платят 1/10 от добычи и торговой прибыли государю. Среди них есть группа славян, которая им служит».

Из сообщений арабских и персидских купцов так же известно, что в «стране русов» много больших, богатых городов и через их земли течет «река Рус», которую современные историки отождествляют с Доном.

Сведения восточных авторов о русах подтверждаются и западными источниками. В сочинение анонимного Баварского географа в частности говорится, что многочисленные города русов (ruzzi) расположены по соседству с хазарами (caziri), т.е. в Приазовье и Подонье. Там где, по свидетельству арабских писателей была какая-то особая «Русь-тюрк», гораздо больше претендующая на роль той самой изначальной, не славянской и уж тем более не варяго-скандинавской, а дорюриковской руси. Сходством в названии которой с Киевской Русью, по мнению Шлецера, обманулись многие, начиная с «почтенного Нестора». И от которой, по мнению автора на самом деле: « есть, пошла Русская Земля».

А теперь несколько слов о Салтово-маяцкой археологической культуре. Пожалуй, самой загадочной и спорной из всех археологических культур в истории средневековой Восточной Европы и особенности Руси. И все, потому что еще в 70-х годах XX века украинский историк Д.Т. Березовец, опираясь на археологические данные, высказал предположение, что русы восточных авторов — это древнее население Северского Донца, Среднего и Нижнего Дона, Приазовья, оставившее после себя памятники относящиеся к этой культуре, расцвет которой пришелся на VIII-IX вв.

О древних городах и крепостях на Дону, Северском Донце и его притоке Осколе было известно очень давно. Еще и сейчас в этих местах можно встретить остатки белокаменных укреплений. А сколько их было разобрано при строительстве городов, поселков и дач за прошедшее тысячелетие, не знает никто. Изучать эти исторические памятники, получившие свое название от села Верхнее Салтово на Северском Донце и Маяцкого городища на Дону, стали еще в 1900 году.

Тогда же стало ясно, что построены эти города и крепости на месте древних скифских городищ аланами-асами, (рухс-асами арабских авторов) которые под натиском арабских войск в начале VIII века ушли из предгорий Кавказа на Верхний Дон.

По мере проведения раскопок ученые пришли к выводу, что салтово-маяцкая археологическая культура является самой высокоразвитой культурой Средневековья в Восточной Европе. И не мудрено, нигде больше в Восточной Европе того периода нет такого скопления каменных городов, как на Дону и Северском Донце.

Тот же Киев, например, в IX веке представлял собой лишь три разрозненных поселения, еще не слившихся в один город, а Новгорода Великого, как такового, вообще еще не было. Салтовские же города — это уже крупные торговые и ремесленные центры, построенные на высоких прибрежных мысах на расстоянии 10-20 км. один от другого, образуя сплошную линию, проходившую южнее современных городов Воронежа — Старого Оскола — Белгорода — Харькова, на западе доходя до Днепропетровска и Кривого Рога. При строительстве этих городов по свидетельству археологов использовались лучшие достижения архитектурной мысли того времени и огромное количество рабочей силы. Что само по себе предполагает наличие государственных институтов способных организовать доставку рабочих к месту работ их размещение, питание и т.д.

Естественно, столь мощная и своеобразная культура не могла не вызывать интереса у ученых всего мира. Но так как аланы-асы в их представлении такой культурой не обладали, а о русах в Подонье в то время вообще не шла речь, сразу же начались поиски господствующего этноса, претендовавшего на роль «цивилизатора» восточных славян. Как всегда, первыми на открытие салтово-маяцкой археологической культуры отреагировали норманнисты. Не имея на то никаких оснований, шведские ученые с ходу объявили о скандинавской принадлежности салтовских городов.

Однако позже «народ — господ» все-таки был обнаружен. Им объявили хазар. Причины такой метаморфозы закономерны. Еще до революции отечественные историки смотрели на Хазарское государство, как на самое могущественное в Европе, в зависимости, от которого находились все народы, населявшие ее в VIII-X вв. К середине XX века знания о Хазарии расширились, частично благодаря переводу сочинений арабских авторов, частично из- за случайно обнаруженного хазарского документа — письма царя Хазарии Иосифа испанскому еврею Хасдаи ибн Шафруту, из которого, кстати, следует, что хазарская знать исповедовала иудаизм.

Все это как нельзя лучше способствовало оживлению интереса к хазарской истории и появлению «хазароведения». Под ставшую популярной гипотезу подгонялись результаты археологических изысканий, а после того, как в 30-х годах у станицы Цимлянской был раскопан Саркел, салтово-маяцкая археологическая культура получила статус «государственной культуры Хазарского каганата».

В одночасье древние белокаменные крепости, построенные аланами — русами, стали объявляться «замками хазарских феодалов», «центрами сбора дани», «сторожевыми крепостями и опорными пунктами хазарских военизированных колонистов». Те же немногочисленные высказывания археологов, считавших, что салтово-маяцкая культура в состав Хазарии никогда не входила, попросту игнорировались. Как игнорировались и их предположения о существовании ирано-язычного народа «рус», имевшего самое непосредственное отношение к салтовской культуре.

Лишь совсем недавно благодаря трудам историков А.Г. Кузмина и Е.С. Галкиной дело сдвинулось с мертвой точки и о Русском (Донском) каганате заговорили как о вполне реальной и самостоятельной странице Русской истории отрицать существование которого дело, по меньшей мере, не продуктивное. В своих работах ученые достаточно убедительно доказали, что к началу IX века Русский каганат был уже довольно крупным полиэтничным военно-торговым государством с вполне сформировавшейся производящей экономикой и развитыми ремеслами.

Торговые связи салтовцев впечатляют. По «реке Рус» (среднее и нижнее течение Дона, Северский Донец, правые притоки Днепра) из стран Юго-Восточной Прибалтики на Кавказ они поставляли популярный в Азии янтарь. Из славянских земель везли меха и рабов. В городищах салтовцев археологи обнаружили иранские ткани, шелк, золотую и серебряную посуду, дорогие украшения из Хорезма, Сирии, предназначавшиеся для продажи в Западной Европе. Большим спросом у иноземных купцов пользовались и товары, произведенные самими русами. Славянские купцы охотно покупали салтовскую лощеную керамику, изготовленную на гончарном круге. Русское оружие хотя и не конкурировало с дамасской сталью, но, по сообщению арабов, считалось одним из лучших.

Чеканили салтовцы и свою собственную монету. И хотя деньги Русского каганата довольно сильно напоминали арабские дихремы, что позволило специалистам по нумизматике объявить их всего лишь «варварским подражанием» оригиналам, все- таки это были уже «русские» деньги. По содержанию серебра и его качеству они превосходили аббасидские дихремы, имели намеренное искажение в легенде, а также особый знак, наносившийся на оборотной стороне. Имели, русы Подонья и свою собственную руническую письменность, восходящую к скифо-сарматскому письму, известному в Северном Причерноморье еще со I — III вв. н. э. Позже это сармато-аланское (русское) письмо у салтовцев заимствовали булгары, а через их посредничество уже и хазары.

Естественно, столь интенсивное развитие Русского каганата, его торговые успехи не могли не вызывать зависть и раздражение у хазар, живших за счет малоприбыльной транзитной торговли по Волге. Арабы писали: «Преимущественная их (хазар) пища есть рис и рыба; остальное же... привозится из Руси, Булгара». Не вызывали восторга успехи салтовцев и у Византии, столкнувшейся с русами в Причерноморье. Именно поэтому во второй четверти IX в. ею был создан византийско-хазарский альянс, призванный объединить усилия в борьбе против русов. Во исполнение своей части договора хазары разрушили Правобережное Цимлянское городище — форпост Русского каганата на Нижнем Дону. Население его было частью вырезано, частью угнано в плен. Византия в свою очередь помогла хазарам построить Саркел — единственную каменную крепость на левом берегу Дона.

Русы, готовились к войне. Спешно строились каменные крепости, способные отразить удар с северо-востока и юго-востока (все крепости располагались на западном, то есть русском берегу Дона, Оскола и Донца). Стремясь как- то повлиять на хазаро-византийские отношения каган русов отправляет посольство в Константинополь. (Свидетельство об этом посольстве зафиксировано в Бертинских анналах и до сих пор служит предметом споров. Хотя совершенно очевидно, что представители народа «рос» оказавшиеся в результате дознания шведами действительно были германцами, чьи предки еще в эпоху Великого переселения народов осели в Подонье — Великой, или Холодной Швеции. Той самой, из которой согласно «Саги об Ингилингах» сармат Один в начале нашей эры пришел в Скандинавию).

И все-таки, несмотря на все усилия, в середине IX в. Русский каганат был разгромлен. Приостановилась торговля из Закавказья и Сирии по «реке Рус», опустели богатые города. Ученые считают, что «руку» к этому погрому приложили кочевые мадьяры — давние союзники и вассалы хазар. И только после этого, как гласят летописи «наидоша Козаре» на русские и славянские земли и наложили дань, поставив в зависимость от Хазарского каганата славянские племена, раньше находившиеся под влиянием донских русов.

После гибели Русского каганата большая часть населения Подонья, та, что не была вырезана и угнана в рабство мадьярами, осталась на своих местах. Став данниками хазар, и утратив доминирующее положение в регионе, русы довольно быстро смешались: со славянами, тюрками и другими этническими группами, входившими в состав Донской Руси. Значительное количество салтовцев заполнило племенные центры северян, уличей и полян.

Следует отметить, что, несмотря на кажущуюся сложность, (по сообщениям персов, русы, постоянно грабили славян, забирая у них припасы и, уводя рабов) взаимоотношения между русами и славянами, всегда были взаимовыгодными. Те же персидские авторы утверждают, что многие славяне «служат русам, чтобы посредством службы обезопасить себя». Кроме этого, благодаря русам, славяне получили доступ к свободным черноземам для занятия земледелием.

Археологические материалы показывают, что период расцвета Русского каганата для славян левобережья Днепра был исключительно мирным, настолько, что это даже привело к резкому увеличению населения. О мирных соседских отношениях свидетельствуют и совместные поселения славян и русов, в результате чего появились многочисленные смешанные семьи. Все это в полной мере отразилось на антропологическом типе полян, для которых, по мнению ученых, характерно наибольшее количество скифских и сарматских черт по сравнению с другими восточнославянскими племенами.

О расселении салтовцев среди славян говорят и иранские названия рек левобережной Украины (Сула, Хорол, Удай, Самара, Артополот, Надра, Овда, Удав, Ворскла, Оскол и др.). Кстати ряд исследователе высказывает предположение, что именно на Полтавщине (в районе речки Артополот) вероятно и была древнейшая резиденция русских каганов — Артаб (Артания). Данная точка зрения довольно спорна и не имеет отношения к рассматриваемому вопросу, поэтому продолжим.

Спасаясь от преследования мадьяр, какая то часть населения Русского каганата, прежде всего элита и окружение «хакана русов» покинула родину. И по Оке и Волге ушла на Балтику к своим родственникам и торговым партнерам — русам Поморья. Это даже не предположение. Путь салтовцев на Балтику прослеживается археологически, и занимал, по всей видимости, не один год. Очевидны и причины, заставившие донских русов двигаться именно этим маршрутом. Поднепровье было во власти венгров. На Дону усиливалась Хазария. Самым безопасным оставался лишь путь на север, по верховьям Дона, Оке и далее в Северо-западную Европу. Где в землях ободритов и пруссов давно имелись купеческие колонии и фактории населенные выходцами с Дона. Тем более что подданные «хакана русов» были не первыми иранцами, обосновавшимися в этих краях.

Свидетельств более раннего переселения сарматов к берегам Балтики достаточно. О роксоланах, живущих между Вислой и Неманом, древнее название которого было Руса, говорится в «Космографии» — анонимном труде, написанном в конце VII века в Раввене. О роксоланах — соседях пруссов сообщают прусские хроники того же периода. Причем авторам хроник было известно и другое название роксолан — «русы». Скорее всего, под русами прусских хроник следует подразумевать гото-алан, часть которых в эпоху Великого переселения народов ушла не в Юго-Западную Европу, а вернулась на родину готов в Повислье.

Знают об аланах на Балтике и древнерусские летописи. М.В.Ломоносов, ссылаясь на некий известный ему документ, именуемый им «Преторием», о «Древней российской истории» пишет:

«Алане были смешены с курляндцами... А как сей народ на помянутом месте размножился, произошли великие споры. Для прекращения оных выбран королем Видевит или Вейдевут из алан... Вейдевут принял на себя чин верховного жреца... Таковое превращение алан волжских, то есть россан или россов к Балтийскому морю происходило не в один раз».

А.Г. Кузьмин считал, что столицей аланской руси на Балтике был остров Сааремаа. По версии ученого это и есть тот самый знаменитый «Хольмгард» — «Островная земля» скандинавских саг и не менее известный «Остров русов» восточных авторов. Если это действительно так то трудно себе представить более подходящее место, куда мог бы отправиться бежавший с Дона «хакан русов». Впрочем, независимо от того, где находилась резиденция главы династии, очевидно, что лишь во второй половине IX в. после прихода элиты Русского каганата на Балтику в Западной Европе заговорили о каганате Норманнском.

В настоящее время трудно сказать был ли наш Юрик тем самым «хаканом русов», что проиграл войну с мадьярами и возглавил исход? Не исключено. Приписываемое ему время жизни (800 — 879 г.) допускают это. С другой стороны вполне возможно, так же, что Юрик был наследником престола или даже ближайшим родственником хакана (сыном, племянником). В принципе для нас это и не важно. Главное установить мог ли он действительно быть выходцем с Подонья или Приазовья? Факты показывают мог.

Возможно, кому-то покажется неожиданным, но присутствие русов-салтовцев на Ладоге и в Приильменье подтверждается данными археологии. По свидетельству историков к середине IX в. вещи принадлежавшие донским русам занимали примерно третье место (после скандинавских и славяно-финских) из общего числа найденных археологами. Среди находок встречаются многочисленные ювелирные изделия, изготовленные в древнем и средневековом Иране, арабские дихремы и даже статуэтки из древнего Египта, что указывает на достаточно высокое социальное положение владельцев. К середине Х века вещи, принадлежащие салтовцам, постепенно исчезают, что вполне объяснимо — русы, уходят на Днепр.

Еще одно немало важное доказательство донского происхождения Юрика-Рюрика титул «каган». Доподлинно известно, что этот титул носили Владимир 1 Святославич и Ярослав 1 Мудрый и у нас есть все основания полагать, что этот титул принадлежал и первому из русских князей. Надо ли говорить, что на Днепр титул «каган» попал не из Скандинавии или Прибалтики, а из тюрко-сарматского Подонья? Вообще складывается парадоксальная ситуация подмеченная еще В.Я. Петрухиным.

Который, рассматривая социальную лексику и состав русской дружины, писал: «&helpp; конечно, присутствие норманнов в русской дружине Х в. ощутимо несравненно больше, чем присутствие «хазар» (выходцев из степи), но «хазарские» заимствования относились как раз к обозначению высших социальных рангов (каган, бояре), в то время как скандинавские были связаны с младшей дружиной (и дружиной в целом — русь). Видимо, хазарская традиция была актуальна для Руси не только в связи с претензиями на хазарское наследие, но и в связи с тем опытом государственного строительства, который позволил хазарам объединить разноэтничные земли».

Вот так. Добавить к написанному нечего, надо всего лишь поменять «хазары» на «русы, « под которыми следует понимать Донскую Русь. И тогда все становится на свои места. Не скандинавы, которым совершенно нечему было учить восточных славян, а те самые «выходцы из степи», обогащенные тысячелетними культурными связями с древними империями Средиземноморья и Азии, объединив под своим началом северных викингов, славян, финно-угров, вернулись на историческую родину: «отмстить неразумным хазарам», как гениально подметил великий русский поэт.

В подтверждение вышесказанного добавим, что восточное, а не западное происхождение имеют денежно-весовые измерительные системы Киевской Руси. В частности норма первоначальной русской куцы — 2,7 г — точно совпадает с весом дихрема африканской чеканки. Название другой известной денежной единицы Древней Руси — ногата происходит от арабского nakd — «полноценная наличная монета». Ногата составляла 1/20 гривны кун, что так же соответствует арабскому соотношению золотого динара к 20 дихремам.

По свидетельству историков через посредство русов славяне познакомились с вавилонскими и пергамскими мерами длины и веса, общепринятыми в сарматский период на Переднем Востоке, Кавказе и в Северном Причерноморье. Древнерусская «большая гривенка» или «русский фунт», соответствует вавилонской мине, а пуд — вавилонскому таланту. Пергамский «палец» равен русскому вершку, а «шаг» — аршину.

Но и это еще не все. Оказывается и знаменитый «Трезубец», более известный как «Знак Рюриковичей» после распада Советского Союза ставший гербом независимой Украины имеет сарматские корни. Прямые аналоги этому знаку встречаются в тамгах сарматских и боспорских царей, а так же в салтовской граффити.

Иранскому и индоарийскому, а не скандинавскому миру принадлежит и пантеон богов установленный каганом Владимиром в Киеве. Некоторые исследователи прямо утверждают, что боги Владимира имя, которого, по сути, калька иранского Шахиншах это и есть боги Русского каганата.



Источник.




Tags: Рюрики-Меровинги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments