Михаил Герасимов (mumis34) wrote,
Михаил Герасимов
mumis34

Гипотеза о происхождении рас

Оригинал взят у ss69100 в Гипотеза о происхождении рас
СУП ЖЖ снова нагадил. Вчера трижды требовал „подтвердить е-мейл.  И не опубликовал в привычное время отложенную запись. Интересно, к какой расе принадлежат сотрудники СУПа?
***

Afficher l'image d'origineИсходя из представлений, навязанных нам ТИ, считается что на возникновение различных рас потребовались многие тысячелетия.

К такому же выводу приводят и оценки, сделанные на основе теории биологической эволюции.

Однако у этой теории есть немалые проблемы, поскольку, исходя из аналогичных оценок для скорости развития всей биосферы, к настоящему моменту на Земле могли появиться только одноклеточные организмы.

Так что эта теория значительно занижает скорость эволюции. А причина в том, что не учитывается один из основных механизмов изменчивости видов, вирусный. Поэтому далее придется дать краткое введение в теорию вирусной изменчивости видов.

Под воздействием изменившейся среды обитания биологический организм претерпевает значительные изменения, адаптируясь к местным условиям. Простейший, очевидный пример это потемнение кожи у человека, если он переселяется, к примеру, из Европы в более жаркие районы. Человек загорает. На самом деле изменений происходит гораздо больше.

Просто все это не так известно, изменения не столь заметны, и главное, они обратимы. После возвращения в привычные для организма условия он восстанавливается, внешность постепенно возвращается к первоначальной. Естественно эти изменения не закрепляются генетически, т.е. они не передаются потомству.

Однако, оказавшись в новой среде обитания, биологический организм оказывается в новых для него условиях и с некоторых других точек зрения. Это иное окружение флорой и фауной. Вокруг оказываются другие животные, насекомые, растения. Меняется окружающая микрофлора. Биологический объект оказывается в среде иных бактерий и вирусов, которые, естественно, проникают в организм самыми разными способами. А иммунитет ко многим из них первоначально отсутствует.

Бактерия это одноклеточный организм, а вирус только лишь часть живого организма, который самостоятельно «жить» (иметь обмен веществ и размножаться) не может. Вирус это молекула ДНК с наследственной информацией, запрограммированной на следующие действия: активно внедриться в чужую клетку (живой организм с обменом веществ и системой размножения), присоединиться к клеточной наследственной структуре ДНК, которая отвечает за размножение клеток, и заставить ее создавать не ДНК клетки, а ДНК вируса, что приведет к рождению не новых клеток, а новых вирусов.

Таким образом одна часть вируса у всего их множества почти одинакова (по крайней мере, в функциональном отношении). Это та часть, которая отвечает за эти общие свойства вирусов, умение проникать в чужие клетки, присоединяться к чужому ДНК, блокировать его функции, заставляя генерировать не собственное ДНК, а ДНК вируса. Остальная же часть вируса, его структуры ДНК, у каждого вируса индивидуальна. В ней тоже какая-то наследственная информация, определяющая прочие свойства вируса. В частности именно эти свойства определяют, к какому заболеванию организма будет приводить тот или иной вирус, насколько тяжело организм будет его переносить, и иммунитет у организма будет вырабатываться на эту индивидуальную для каждого вируса часть.

Проникновение вируса в некоторые клетки организма к изменению наследственной информации всего организма еще не приводит. Иммунная система с вирусами справляется, и прежнее состояние организма восстанавливается.

Однако в системе размножения двуполых живых организмов есть специфические половые клетки, во-первых, несозревшие яйцеклетки в женском организме, во-вторых, сперматозоиды в мужском организме. Обычные клетки организма имеют двойную спираль ДНК. Эти клетки имеют одиночную спираль ДНК. Их структура ДНК половинчата и активна, готова к сцеплению с другой половинчатой ДНК. Именно так и происходит зарождение нового организма при проникновении сперматозоида в созревшую яйцеклетку в результате объединения их половинчатых ДНК.

Особенность этих клеток в том, что, во-первых, они более активны в смысле взаимодействия на уровне ДНК с чужеродными структурами, во-вторых, не отслеживаются подобно прочим клеткам организма иммунной системой на соответствие ДНК организма. Если для сперматозоидов это достаточно естественно, поскольку после их создания они фактически стали вне мужского организма, то несозревшие яйцеклетки в принципе продолжают принадлежать женскому организму, как бы остаются его частью.

На двух названных специфических свойствах этих клеток в частности действует эффект телегонии. После полового акта сперматозоиды добираются до яичников, где хранятся еще несозревшие яйцеклетки, и проникают в них. В результате взаимодействия их структур ДНК, ДНК яйцеклетки может измениться. Отдельные ее фрагменты заменяются соответствующими фрагментами ДНК сперматозоидов. В результате в потомстве женского организма иногда могут всплывать биологические признаки, которых не было у ее предков, а были у предков прежнего полового партнера.

Впервые этот эффект современной наукой зафиксирован в девятнадцатом веке, когда были попытки скрестить лошадь с зеброй. Сами опыты на том этапе были безуспешны, но через некоторое время у кобыл, участвовавших в опытах, от породистых жеребцов стало появляться полосатое потомство.

Однако, сам эффект специалистам в некоторых областях известен давно. К примеру собаководы знают, что если породистая сука хоть раз вступит в связь с дворнягой, то потом у нее в потомстве и от породистых кобелей постоянно будут всплывать нехарактерные для породы признаки.

Голубеводы, как правило, убивают породистую голубку, если ее покрыл непородистый голубь. Породистого потомства от нее уже не будет.

У человека эффект телегонии также проявляется. Отсюда в частности происходит право первой ночи сюзерена, что было в древности введено для улучшения человеческой породы. Благородство предполагалось не в переносном, а в самом прямом смысле этого слова.

Но вернемся к вирусам. Они тоже обладают повышенной активностью при взаимодействии с чужими структурами ДНК. Если организм заражен вирусом, то вирусов в организме много, и они могут проникать и в яичники (в женском организме), и в семенники (орган генерации сперматозоидов в мужском организме). Более того, проникнув в обычную клетку, вирус присоединяется к ее ДНК  стандартным способом, к тому участку ДНК, который отвечает за размножение – воспроизводство аналогичной молекулы ДНК.

Проникнув же в половую клетку, вирус не может найти соответствующий участок ДНК, поскольку его нет. Эти клетки сами не размножаются. Соответственно вирус присоединяется к ДНК половой клетки нестандартным достаточно случайным образом, в результате чего сильно повышается вероятность мутаций. Отдельные фрагменты ДНК половых клеток могут заменяться на фрагменты ДНК вируса.

Особенно этот механизм актуален в отношении несозревших яйцеклеток. Во-первых, мембрана яйцеклетки специально устроена так, чтобы в нее было легче проникать сперматозоиду. Вирусу проникнуть в такую клетку тоже оказывается проще. Во-вторых, сперматозоиды создаются в мужском организме.

Соответственно интересующий нас механизм мутаций возможен только во время болезни организма, что, как правило, составляет относительно небольшой срок по сравнению с продолжительностью жизни. Яйцеклетки же в женском организме хранятся с рождения. Поэтому во время болезни они все могут быть поражены вирусом.  Соответственно новые признаки могут проявляться в потомстве всю оставшуюся жизнь (до конца репродуктивного возраста), как и в эффекте телегонии.

Как возникают новые вирусы? – В результате мутации прежних вирусов. Из-за повышенной активности их структур ДНК они сами могут меняться, прихватывая от тех или иных организмов фрагменты их ДНК. Новые вирусы, как правило, возникают у животных и могут содержать фрагменты их наследственной информации.

В результате этих двух механизмов, возникновения новых вирусов и переноса их фрагментов ДНК в ДНК половых клеток зараженного вирусом организма, возможен перенос наследственной информации одного биологического вида другому. Мутации возможны не только на атомарном уровне, но и на уровне значительных по размеру фрагментов структур ДНК. У нового, родившегося организма могут быть новые признаки, которых не было у его предков, но были у другого биологического вида, в котором и возник соответствующий вирус.

Таким образом возможен перенос биологических признаков от вида к виду. Некоторое свойство биологического организма, которое требовало многих тысячелетий эволюции, может быть передано представителю другого биологического вида всего за одно поколение (если признак оказывается доминантным, и за два – три поколения, если признак рецессивный). А дальше уже естественный отбор позаботится о том, чтобы победил наилучший для выживания вида признак, старый или новый.

В принципе возможны и другие механизмы переноса вирусами наследственной информации от вида к виду, не только через клетки, создаваемые в системе размножения двуполых видов.  Однако этот механизм наиболее вероятен в силу названных выше особенностей этих клеток. В результате эволюция биосферы планеты качественно ускоряется.

После того, как сформулированы основные моменты вирусной теории изменчивости, можно вернуться к эволюции человека.

Интересующий нас этап начался на побережье Азовского моря,  где некрупный примат (вероятно, магот) сменил среду обитания и образ жизни. Представители вида оказались в более тесном контакте с новыми для них представителями флоры и фауны, в частности, водной, от которых произошло заражение новыми для вида бактериями и вирусами. В популяции человеческого предка могло быть несколько вирусных эпидемий, в результате которых уже в следующем поколении отдельные особи приобрели новые для вида наследственные признаки, которые у других биологических видов возникли в ходе длительной эволюции.

Далее естественный отбор обеспечил вытеснение более удобными для новой среды обитания признаками менее удобных. В результате человеческий предок получил глаз более адаптированный к водной среде, лишился значительной части волосяного покрова, носоглотку, более приспособленную к нырянию, перепонки между пальцами рук и т.д. И произошли все эти изменения не за миллионы лет, а результате смены всего нескольких десятков поколений.

Изменившийся биологический вид, в результате роста его численности в основном месте обитания (на Азовском море), начал расселяться по подходящим для него территориям. В частности добрался до Кавказа. И здесь он в очередной раз сменил среду обитания.

Новая среда обитания, контакты с новыми представителями флоры и фауны привели к серии новых вирусных эпидемий. В результате этого в генетике вида произошли изменения. Возникли (еще окончательно не сложившиеся) генотипы неандертальца и кроманьонца. Первоначально в результате естественного отбора основным стал неандерталец, но генотип кроманьонца из-за относительно малых времен естественного отбора полностью не исчез.

Быстрое (по сравнению со временем  генетической чистки от генотипа кроманьонца) расширение ареала обитания, выход в степи привел к тому, что самец-неандерталец из-за неудобства этого ландшафта для его основного вида деятельности, охоты, сам «уступил» место во внутривидовой борьбе кроманьонцу в этой части популяции. В результате к северу от Кавказских гор в междуречье Волги и Дона возникла популяция кроманьонца.

Первоначально это, вероятно, был европейский тип, близкий к современному кавказскому (но много меньше ростом). Занимаясь кочевым скотоводством, кроманьонец в течение нескольких веков расселился по степной, лесостепной и полупустынной зоне Евразийского континента.

Вероятно, уже в степях, популяция кроманьонца могла перенести серию легких, прошедших практически незаметно вирусных эпидемий. В результате мутаций возникли два отличающихся генотипа, европейский и монголоидный. Биологические отличия здесь были незначительные, но, тем не менее, за несколько столетий (десять – пятнадцать поколений) естественный отбор привел к тому, что в более восточных степных районах стал преобладать монголоидный тип, поскольку он лучше подходит к резко континентальному климату, западнее преобладающим остался европейский, близкий к кавказскому.

Практически одновременно с этим процессом началось проникновение кроманьонца севернее в лесную зону. Новая среда обитания также могла спровоцировать серию слабых вирусных эпидемий, которые привели к некоторому изменению генотипа. В более северных районах значительное, хотя и не повсеместное распространение получил более светлый, в смысле цвета кожи и волос, тип.

Биологически некоторое преимущество этого типа для климатической зоны с менее активной солнечной радиацией понятно. В светлой коже под воздействием солнечный лучей активнее вырабатывается витамин Д. Соответственно загар – временное потемнение кожи, как раз связан с защитным свойством организма от избытка этого витамина, если организму приходится много быть под активным солнцем. Если же организм из-за образа жизни и среды обитания мало подвержен солнечной радиации, то кожа остается светлой, чтобы витамин вырабатывался в ней более интенсивно.

Именно в таком состоянии человеческой популяции началось расселение кроманьонца по всей планете. Европа заселялась исключительно представителями «европейской» расы. Северную часть Европы заселяли «славяне» светлый и темный европейский тип, с некоторым преобладанием светлого. Несколько последующих веков привели к еще большему сдвигу соотношения в сторону осветления (кожи и волос) этого европейского типа.

Юг и запад Европы заселялся более темными представителями европейского типа. Соответственно вся Южная Европа, Англия и Франция первоначально это европейский тип, близкий к кавказскому. Несколько последующих веков и перемешивание с народами, заселившими север Европы, привели к тому, что англичане и жители северной Франции в среднем несколько посветлели, приблизившись к североевропейскому типу. Особенно это характерно для Англии в силу ее специфической истории.

Районы Ирана, Турции, Аравии и северной Африки заселялись темными представителями европейской расы, кавказским типом. Соответственно практически в таком виде эти народы и дошли до нашего времени, хотя некоторое изменение генотипа в результате слабых, почти незаметных, вирусных эпидемий с последующим действием естественного отбора на новых территориях наверняка было.

Восточная Азия заселялась представителями монголоидной расы. Они же на кораблях расселялись по побережью восточной и юго-восточной Азии вплоть до Индии и даже Африки. Индия это район, в котором встретились два потока переселенцев. Один поток европейского типа, идущий через Иран, второй – монголоидного типа, идущий по Амуру и далее вдоль Азиатского побережья. Но переселенцы с востока проникали и дальше. В Восточной Африке есть группа народов, явно принадлежащих к монголоидной расе, хотя и сильно потемневших на африканской земле.

Районы Дальнего Востока, Америки, Австралии заселялись на кораблях представителями монголоидной расы. Все они оказались на новых территориях  в новой среде обитания в окружении новой флоры и фауны. В результате местных вирусных эпидемий и последующих столетий естественного отбора здесь сложились новые отличающиеся генотипы. Так что сегодня некоторые исследователи даже выделяют американских индейцев и австралийских аборигенов в отдельные расы. Можно все человечество на планете свести к трем основным расам, можно насчитать их больше. Классификация достаточно условна. Все это лишь вопрос соглашения. Но большие или меньшие отличия между разными народами есть, и возникли они не за тысячелетия, а за несколько столетий.

Заселение Африки, если не учитывать незначительное количество переселенцев с востока, в основном происходило с севера. Переселенцы постепенно продвигаясь на юг, попадали в новые условия обитания, в окружение новой для них флоры и фауны. Естественно, это приводило к новым вирусным заболеваниям и мутациям.

В восточной части Африки таких серьезных изменений генотипа почти не было. Жители Эфиопии за исключением цвета кожи фактически еще не отличаются от европейского типа. А западнее произошло значительное изменение генотипа. Где-то южнее Сахары из-за местного вирусного заболевания возник негроидный тип.

Вообще набор признаков, характерных для негроидного типа, в частности темная кожа, хотя и несколько иного оттенка, возникает в результате скрещивания неандертальца и кроманьонца, проявляясь у метисов. Метисы такого сорта представляют собой гибрид с признаками, которые в следующих поколениях не сохраняются. Вирусное заболевание, вероятно, сделало некоторый набор этих признаков доминантным, так что возник новый чистый вид, негроидный, с устойчивым сохранением признаков в следующих поколениях.

В результате естественного отбора в Центральной Африке в жестких условиях на грани выживания этот тип повсеместно вытеснил европейский в самые минимальные сроки, в течение одного – двух столетий.

Далее в более южные районы Африки мигрировали представители только новой расы. Попадая в новые районы они могли тоже несколько изменяться, но эти изменения были уже гораздо меньше, так что южная часть Африки заселена в основном представителями негроидной расы.

Первобытное состояние, в котором оказались некоторые племена Амазонской низменности или Центральной Африки, это результат деградации их в результате сложившегося способа ведения хозяйства и оторванности от остальной цивилизации. Их предки обладали гораздо более высокой культурой, которая оказалась утраченной на новых территориях.


***

Из книги Г.М. Герасимова „Реальная история России и цивилизации”.


Tags: Генетика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments