Михаил Герасимов (mumis34) wrote,
Михаил Герасимов
mumis34

В.И.Вернадский. Часть 6. Дневник 1918 года. 21 марта - 18 апреля. Полтава

Оригинал взят у dralexandra в В.И.Вернадский. Часть 6. Дневник 1918 года. 21 марта - 18 апреля. Полтава
21.III/3.IV. 1918
Сегодня в газете «Свободная мысль» появилось объявление комитета к.-д., принятое третьего дня по вопросу о прекращении деятельности полтавской партии народной свободы, как всероссийской. Любопытно, что при обсуждении этого решения некоторые лица (Л.Г.Ефимович, например) совершенно еще не сознавали то, что произошло — говорили о необходимости съездить в Москву осведомиться и т. д.!

Вчера и третьего дня заседания комитета партии. В комиссию для выработки устава новой партии и ее программы выбраны Имшенецкий, Бельговскиq, Семенченко, я, Ярошевский. Должна быть партия украинcкая народной свободы (к.-д.). Указать на необходимость сближения с Россией и неразрывности с русской культурой. Широкая культурная деятельность, как по поддержке культурных организаций и обществ общерусских (библиотеки, журналы, научные общества. Необходимо всячески поддерживать и развивать экономический обмен. Борьба с германизацией. Выработка форм общения государственного со всеми осколками России и, если Mitteleuropa не будет, т. е. германцы будут побеждены, то и Австро-Венгрия и Азия? Борьба за русский язык как равный в общественной п культурной жизни — за права меньшинств. Значение русского языка как мирового языка для подъема образования народа и интеллигенции. Не может быть заменен чуждым и трудным для понимания английским или немецким, или французским языками.

Еще 1—2 поколения не догонит и украинский, если не будет падения культурного роста России. В внутренней политике борьба за автономию Полтавщины и против всякого шовинизма. Мелкая земельная собственность?

В школьной программе необходимо добиваться государственного плана с предоставлением широкой самостоятельности местным органам самоуправления. Правильна ли организация уездного и волостного земства? Нужно ли уездное? Четырехвостка должна быть сохранена. Финансовая программа может ли допустить изъятия земли из денежного оборота? Огромный долг ложится на Украйну, и она теряет свое право на огромные территории, которые принадлежали России. Надо русскую ориентацию и ее необходимость основать исходя из потребностей Украйны и украинского населения. Беспощадная борьба с шовинизмом во всех его формах. Практически надо ориентироваться и соглашаться с национальными партиями (польской, еврейской) и социалистами. В украинской политике социалисты более близки, чем украинские самостийники. Выяснять связь самостийников с немецкой политикой и немецким игом.

8.IV/26. III. 1918
Не записывал несколько дней, хотя за это время много разнообразных впечатлений и переживаний. Среди мысли и работы не находишь времени писать, и сейчас — вечером — в постели чувствую, что набросаю лишь немного.

Сегодня в городе распространились слухи о том, что в Киеве немцы арестовали Раду, что там произошло избиение немцев (200 убито). Беспочвенные слухи, передающие настроение? Или действительно, что-нибудь там случилось? Одновременно в городе опять говорить о коалиционном министерстве Гучкова, Милюкова, Церетели и т. п. Все это тревожные настроения...

Немцы все идут н идут. Они уходят — их заменяют другие. И среди украинцев все сильнее идет сомнение. А в народе глухое недовольство. Немцы нередко грубы — очевидно, и в их среде раздражение: их пригласили, а между тем они как бы среди врагов. В деревнях, через которые они проходят, они практически грабят, кое-где насилуют женщин.

Еще две недели — и уже сеять поздно. По-видимому, Рада ведет прежнюю аграрную политику — безумную. Но безумна ли эта политика социализации и грабежа — если посев удастся? Мне представляется немыслимой аграрная реформа в современных осколках русского государства. Чем, как не землей, сильна Украина? Может ли она ее вывести за пределы обмена?

Сегодня работал над живым веществом. Все разростается тема. Был в сельскохозяйственном обществе. Обменял книги. Оба Илличевские вступают в Полтавское общество любителей природы, которое вчера образовалось. Читал Кареева, Мечникова («Этюды оптимизма») , Яшкула. Клоссовского («Метеорология» и «Основы метеорологии| »), Брэма (VIII том).

Читая Брэма, невольно вспоминал своего старого попугая, приехавшего из Харькова и бывшего у меня почти до смерти отца. Розово-серый какаду, нежный и привязанный ко мне, грустный, когда я невольно его забросил во времена, близкие к студенчеству, или студенчества? Как странно мысль идет по ассоциации. Я думаю, как О.С.Фаминцына, тонкая любительница птиц, что у птиц много глубокого и своеобразного ощущения. Единство всего живого особенно мною чувствуется сейчас, когда я все углубляюсь и углубляюсь в живое вещество.

Бедные старики Фаминцыны! Что они и все в Петрограде? Мы совершенно отрезаны и от сына.

Был Имшенецкий, занес остов основ украйнской партии народной свободы, который мы вырабатываем. Завтра заседание Комиссии.

Был И. Т. Сердюк, едет в Шишаки, оставил украинскую армию. Я ему говорил, что сочувствую решению. Трудно с немцами идти вместе. На мой вопрос — что же будет, если армии придется сражаться не с большевиками, а с русской не большевистской армией — он говорил, что она не будет сражаться.

Набор грозит и от украинцев, и от большевиков. Те тоже пытались силой проводить набор в Зенькову.

Впервые я почувствовал возможность рах Germanica, временного порабощения русских, победы немцев. Шаг Макензена, захват русского юга с этой точки зрения гениален. Столкновение японцев и немцев на границах Восточной России? Мусульмане с немцами? Кто победит? Поднялась и Азия? Крым, говорят, взят немцами, татарами и румынами. Недавно оттуда Коцюбинский, рассказывал ужасы об убийствах и грабежах, которые производились большевиками. Сообщил, что Крым убит.

12.IV. 1918, утро
Вчера рано утром был с В. Ф. Николаевым на Опытном поле. Нужно было достать кое-какие книги (работы Вагнера о блохах и т. д.). Хорошо, что мы были. Была обида Опытного поля в связи с нашим Обществом любителей природы, что их не пригласили как участников учреждения.

Около Полтавы копошатся в земле мещане па отнятой у помещика земле. Несомненно, большое падение культуры. Часть земли сеется стародавним приемом — наволоком — без пахоты. Опять пропадет вся работа культуры — изгнание сорных трав. Что выиграло человечество? В конце концов захвачено насилием практически в собственность, т. к. принцип собственности у этих мещан очень силен. Нарушено правосознание, ухудшена культура и ничего не достигнуто в смысле общего улучшения жизни, уменьшения бедности. Жалкие результаты социалистической идеологии.

На Опытном поле (станции) заняли было немцы. В семянном хозяйстве стали уничтожаться семянные запасы зерна. Обращение к украинской власти неудачно. Через немецкую удалось вывезти.

Теперь получил от фон дер Гольца, здешнего генерала, бумагу об освобождении станции от постоя, реквизиции и т. д. ввиду ее значения. Немцы ушли: обменяли на худших лошадей, в Музее разбили витрины, утащили кое-какие инструменты и уничтожили записи (извинялись). Офицер, который был с солдатами, говорил, что он сам есть хозяин, вполне понимает, что нельзя кормить лошадей посевным зерном, но что же делать, лошади умирают с голода, они пришли «за вас» умирать, а ваша власть совершенно ничего не сделала для их питания...

Сейчас в Полтаве очень тревожное чувство в связи с начинающейся насильственной украинизацией. Через три недели вывески магазинов должны быть по-украински.

Новый налог и полное нарушение равенства национальностей. Всюду предписано ввести делопроизводство на украинском языке. Вводят на язычии. Возбуждается ненависть к языку. Небольшая кучка людей проводит, и начинается отношение такое же, как к большевикам. Вышла газета «Вільний голос» —ярко германофильская и русофобская, очень противная по типу и направлению. Пойдет ли? Но яд будет распространять, т. к. единственная на украинском языке.

С Имшенецким и Бельговским обсуждали обращение и платформу украииской партии народной свободы. С ними интересный разговор об украинском языке и украинском вопросе. Оба себя считают украинцами, но считают, что культура духовная общая —Толстой, Тургенев, Гончаров столь же родные украинскому мужику, как и великорусскому. Я в этом во многом с ними согласен, но считаю, что их отношение к украинскому языку недостаточное. Мне кажется, надо различать —русское, украинское, великорусское. Сколько надо написать —о социализме и о школе, и об украинском вопросе, н не успеваю!

Любопытно отношение к украинскому вопросу творческих сил в Полтаве —отрицательное. Полное у них безлюдье. Среди работающих натуралистов —ни одного национально настроенного украинца.

А здесь есть научно-работающие: ботаник и энтомолог (мухи) В. Николаев, миколог П. Ф. Николаев, два надежных энтомолога (ихневмоны и земляные блохи) Оглоблины, ботаник Ящурковский, орнитолог Гавриленко, энтомолог Знаменский и т. д. Из всех лиц, прикосновенных к области языкознания, только Щербаковский —националист и довольно узкий. Вообще все, кто творит яркую культурную работу в Полтавщине, не украинцы. Среди украинских деятелей очень немного —особенно среди резких националистов —людей положительной культурной ценности: Щепотьев (не узкий националист, ученый этнограф), Рудинский (германофил и узкий националист], педагог), Ковалев (инженер, кооператор)... А затем серая толпа, среди которой есть идейные, преданные делу работники...

Написать о русском, украинском, великорусском?

Работал над живым веществом. На днях я смотрел под микроскопом зелень стволов и заборов.

Страха смерти у меня нет. И как-то никогда не было. Я так чувствую ее неизбежность и, я бы сказал, необходимость. Так ярко это чувствовала и моя дорогая Нюточка.

Поэтому мне как-то легче переносить смерть близких и дорогих. Чувство бренности жизни во мне очень сильно. Но в то же время я глубочайшим образом чувствую всю слабость отрицания верований (всяких) и ничтожность и суетность человеческих построений мирозданий, выходящих за пределы научно определенного наблюдения н опыта. Но «научно определенное» всегда знает пределы знания, а это забывается в ходячих представлениях о мироздании, судьбе человеческой личности в нем и т. д.

5/18.IV. 1918
Сегодня утром с Ниночкой пошел гулять в запущенный городской сад. По дороге встретил Вл. Галакт. Короленко; городские школьники, которые здесь копали грядки, очень приветливо ему кланялись, очевидно, зная, кто он такой. В саду ездят верхом немецкие офицеры на холеных лошадях. Так это тяжко. Немцы идут и идут, и чем кончится?

Полная отрезанность. Полтавские газеты пробиваются случайным н ничтожным материалом, и из пего ничего нельзя понять. И с Киевом и с Харьковом не связаны и получаем крайне редко киевские газеты. Сегодня рассказы, идущие от Янивецкого, бывшего сотрудника «Нового времени», недавно приехавшего с Дона; он говорит о большевизме молодых казаков, борьбе со старым, о росте армии Алексеева и Корнилова. Там еще не все кончено.

Хочется верить — но сколько здесь правды? Очень симптоматические слухи о распаде большевистской власти на две (Москва: Ленин —германофильство и Петроград: Бронштейн —с союзниками).

Удивительно, что большевики держатся. Каждый день их у власти все больший удар России. Вчера здесь появился последний № «Киевлянина» с превосходной статьей Шульгина от 10.Ш. Он читается и обсуждается нарасхват.

Угроза голода и затруднений с хлебом до нового урожая охватывает население тревогой. Хлеба иные дни нельзя достать.

С Ниночкой, когда гуляю, говорю по-украински. Я чувствую, что делаю успехи. Я отличаюсь от своих политических единомышленников тем, что считаю возрождение украинского языка очень большим положительпым явлением. Недавно у меня был разговор об этом с Я. К. Имшенецким, Л. И. Бельговским, Л. Г. Ефимовичем, и мне очень ясна стала их точка зрения, с которой, однако, вполне я согласиться не могу. Оставаясь украинцами, они принимают русский язык, как ирландцы английский, и русскую культуру как родную —но в то же время ясно чувствуют и свою обособленность, и свое (т. е. украинцев) значение в создании и русского языка, и русской культуры.

Прочел прекрасную брошюру Анфилова «О перелете птиц» (1914). Прочел «По окрестностям Харькова» (под ред. Арнольди, 1916). Читал Брэма V.

Мысль все о друзьях и близких, живых и ушедших. Отчего-то ярко все вспоминается Е. Дм. [Ревуцкая] эти дни сильнее. Если бы у ней не было упадка сил — она, мне кажется, должна бы быть в Харькове и приехать сюда. И я ее жду, хотя никаких реальных оснований нет. Предчувствие? Телепатия? Передается ее теперешнее или недавнее настроение?

Удивительно, как невольно вспоминаются далекие, далекие впечатления. И даже не слова, а какие-то мазки прошлого. Читая об удодах —вспоминаю о виденных удодах в самом далеком детстве или в рязанском Пластинове, или на одной из Харьковских догимназическнх дач?

9/22.1V. 1918
Вчера утром с Ниночкой был в монастыре на могиле Е. П. Старицкого и М.Ив.Старицкой. Там как-то все жизнь идет по-прежнему. Монастырь когда-то поддерживался Мазепой, еще недавно предмет попечения Победоносцева, все тот же вступает в новую эпоху...

Работал над живым веществом. Мысль идет все глубже, и одновременно все усиливаются и сомнения, и чувство незнаний.

Вчера вечером у Имшенецкого собрание комитета. Сейчас, несомненно, во многом меняется настроение и ужас содеянного, а равно предательство Рады становится все более явным. Ю. Соколовский соглашается быть городским головой, и на его избрание согласны украинские националисты и русские социалисты. Приходится поправлять то, что сделало социалистическое бездарное и неработоспособное городское управление. То, что принцип самоуправления в населении сильно пострадал и теряет авторитет, ясно, и сам чувствуешь иногда отчаяние, и когда видишь, кто вышел на поверхность.

Идет кормежка, создание бесчисленного невежественного жадного до денег чиновничества, неспособность к деятельности и взяточничество. Рада, чувствуя настроения, хочет заменить самоуправление чиновниками, ее идея централизации и страх перед зрадниками «державных идей» в городах. Но их люди еще хуже, и все ее ставленники не выше, если не ниже, несчастных представителей демократического самоуправления. Решили более активно выступать против всех таких действий Рады: необходимо отменить выборы в Учредительное собрание, протестовать против отнятия милиции и т. д. По моему предложению формулой института, заменяющего
Раду,— представители органов местного самоуправления.

Соколовский рассказывал о Киеве, откуда он вернулся 4 дня назад. На меня произвело потрясающее впечатлепие. Рада производит самое удручающее впечатление —бестолочи, безграмотности, слабости, узости. Она пользуется полным отсутствием авторитета и среди ее служащих, и среди населения. Немцы относятся к ней с нескрываемым презрением.

Пресловутый приказ Эйхгорна правильно был переведен; это пробный камень. Договор был заключен чудовищно — от Рады было три молодых человека, не знающих немецкого языка, от немцев — лучшие специалисты. Немецкий текст договора вполне продуман. Украйна даром должна отдать чудовищные запасы (до 1 сентября) 60 милл. пудов зерна, 2400 вагонов яиц, свиней и т. д. Уплата денег неясно когда будет. Курс денег немцами понижается, и украинских они не берут. Немцы находились при последнем издыхании, и сейчас у них ничего нет. Когда они вступили в Киев и украинцы давали парады, немцы стали скупать в Киеве все —железо, кожи, мануфактуру и отправлять в Германию. Цены сразу возросли. Огромная «военная добыча» (интендантские склады в Дарнице) — в Германию; каждый немецкий солдат получает 7 рублей в день, а офицеры —750 рублей в месяц. Платить обязана Рада —но количество войска определяется немцами! Куда они идут, неизвестно.

В Раде полное отсутствие людей, огромное количество хорошо оплачиваемого чиновничества, единственное достоинство которого —знание украинского языка.

Сами министры в отчаянии (Ковалевский). (Характерно, что он просил Соколовского разменять ему 100 рублей на русские деньги! — на черный день?) Все время опасаются, что договор не будет исполнен и Украина будет оккупирована.

Рада думала даже перебираться в Полтаву, т. к. только Левобережная Укранна должна была быть самостийной. По поводу переговоров о доставке хлеба, на совещании профессор Гольдштейн пытался доказать, что 60 млн. пудов немыслимо доставить, а можно только 20. Тогда один из немецких офицеров встал и на чистом русском языке доказал противное: он долго вел дело Дреффуса на юге России! Немцы окрутили Раду с ее невежественными политиканами специалистами в военной форме! Требовали немедленного введения свободного (с немецкими фирмами) торгового аппарата, гарантируя, что они возьмут 60 млн. пудов.

Спас положение Гаврилов (один из старых петроградских бюрократических деятелей —мне его хвалили), там на положении товарища министра. В одну ночь он составил и провел в комиссии (немцы с ним считаются —так же как с Франкфуртом, Фридолиным и др. специалистами) проект организации государственного общественного закупочного аппарата и пока сохранил силу Рады в этой области. Голубович сделал ему визит па другой день, но т. к. сам Гаврилов русский и его сотрудники тоже, то против него идет глухая борьба украинцев.

Рада решительно против самоуправления и ведет борьбу, желая всюду насадить чиновничество... Здесь, в Полтаве, дело закупки поручено генералу Бреслеру, бывшему в штабе Главнокомандующего по интендантской части. Он должен проводить с помощью главным образом немецких войск —насильственную реквизицию зерна. Начнется скоро. Немцы в Киевской губернии (а вчера уже Нииочка от Бельговских слышала —и в Полтавской) произвели потрясающее впечатление на крестьян: с помощью собак открывают закопанное зерно и свиней, а с магнитной стрелкой— спрятанное оружие!

О социализации и национализации земли Украйнская Рада в частных беседах говорит с полным убеждением в неисполнимости.

В Полтаве говорят о сделках на землю (800 р. десятина подставными для немцев).

Третьего дня я получил превосходное большое письмо Ив. Ил. Петрункевича из Крыма. С Крымом и Бессарабией сообщение поддерживается. 75-летний старец, полный мысли и чувства, и столько мы переживали общего в этой трагедии, и так он всегда все связывает с вечными вопросами — наукой, общими основами существования человека. А жизнь еще дальше развертывается.

Неужели придется ему пережить турок?

Читал Келлера («Естественная история домашних животных» ), «Исторический очерк Полтавского общества сельского хозяйства», Измаильский —«Отчего высохла степь».

18.IV/1.V. 1918
Первое мая! Как далеко это первое мая от того, которое было в прошлом году! Когда мы все участвовали в первом мае, надеясь, но не веря, что есть что-то твердое, возрождающее в совершавшемся вокруг нас бедламе. Мы хотели верить в русскую революцию, в мировое демократическое движение. Теперь мы верить в нее не можем.

А у меня все более и более поднимается презрение!

Чем более я вчитываюсь в давно мне чуждую биологическую литературу и еще более вдумываюсь в природу, тем более я ярко и сильно чувствую условность и мелочность обычных построений общественного и политического убеждения и необходимость и в этой области той же искренности, глубины и беспощадности мысли, какую я всегда считал и считаю в научной области, научном искании. Там я никогда не допускал тех привнесенных извне и нетронутых моей мыслью положений, если сам не считал их идущими в тон с истиной. А в общественной и политической жизни примешивались чуждые истине привычки, боязнь углубления, огорчения близких, выводов, которые были бы мне самому тяжелы своим противоречием с тем, с чем я сжился. Здесь я не был свободен в своих исканиях. И в своих выводах. Иногда мне казалось это правильным, т. к. здесь добиться истины в сложном клубке событий иногда трудно до неимоверности. А теперь? Когда жизнь разбивает старые убеждения и выявляет ошибочность жизненной деятельности! Не должен ли я смело, беспощадно и откровенно идти по пути полной переоценки своих убеждений и убеждений близких?

Эти дни невольно и не раз возвращался к мысли о неравенстве . Идеи Гобино не так уж неверны 87. Равенство людей —фикция и, как теперь вижу, фикция вредная. В каждом государстве и народе есть раса высшая, творящая творческую созидательную работу, и раса низшая — раса разрушителей или рабов. Несчастие, если в их руки попадает власть и судьба народа или государства.

Будет то, что с Россией. Нация в народе или государстве состоит из людей высшей расы. Демократия хороша, когда обеспечено ею господство нации. А если нет?

Равенства нет , и надо сделать из этого выводы. Очевидно, в государственной, общественной и экономической жизни при построении прав необходимо добиваться таких условий, при которых обеспечивалась бы нации возможность широкого и полного проявления и при которых наименее была бы опасной деятельность отрицателей и рабов. Мне кажется, при таком построении значительная часть демократических учреждений должна получить свое основание, ибо нация не совпадает пи с сословием, ни с классом. Но не больше ли элементов нации в русском дворянстве, чем в русском народе?

Кто производит творческую работу в промышленности? Чей труд должен главным образом оплачиваться? Мне кажется, как правило, это не рабочий и не капиталист. Это организатор и изобретатель. Рабочий и капиталист —оба эксплуататоры, в том случае, если рабочий получает вознаграждение по социалистическому рецепту. Организатор часто совпадает с капиталистом, но далеко не всегда. Промышленность и техника вообще не может свободно развиваться в социалистическом строе, т. к. он весь не приспособлен к личной воле, неизбежной и необходимой для правильного функционирования организаторов и изобретателей. Мне давно хочется развить эти мысли. Можно построить любопытные социальные системы. Никогда нельзя заменить личности организатора и изобретателя коллегиями, хотя иногда и удобно пользоваться этой формой деятельности.

Сегодня впервые в Полтаву проникли слухи и точные известия о coup d’état [государственном перевороте – DrAlexandra] в Киеве. Два дня не было известий. Сегодня известие о гетманстве Скоропадского, министерстве Устимовича с Кияницыным, Лизогубом, Соколовским, Драгомировым. По-видимому, немцы и хлиборобы. Хлиборобы уже давно говорили здесь о предстоящем coup d’etat.

Я думаю, что этот coup d’éat для страны все-таки лучше. Рада в значительной степени из фальшивых предателей и социалистических бездарностей. Ее, кажется, никто не жалеет. Все-таки шовинистического украинства от новой власти не ожидают, и в конце концов у них есть русское чувство. Наконец, они и более образованы, и более умны. Говорят, что немцы не то поддержали, не то попустили переворот; они считали, что среди старого правительства было стремление их обмануть. Это, конечно, так —так как они сами не сознавали вполне, как они выдали Украину немцам, и все время их политика — политика фальшивая, верить которой было нельзя.


Tags: Общество, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments