Михаил Герасимов (mumis34) wrote,
Михаил Герасимов
mumis34

Categories:

Авторитеты науки и идеология о «Слове о полку Игореве», «Велесовой книге» и «Новой хронологии»

Оригинал взят у mamlas в Авторитеты науки и идеология о «Слове о полку Игореве», «Велесовой книге» и «Новой хронологии»
Ещё о фальсификации истории Руси, в т.ч. ещё о «Слове о полку Игореве», «Велесовой книге» и «Новой хронологии»

«Слово о полку Игореве» и «Велесова книга»
Составитель курса Сергей Иванов о порочных императрицах, корыстных филологах и о том, кто, как и зачем пытается изменить прошлое / Курс № 2 Исторические подделки и подлинники

Как не признавали древнерусский шедевр и прославили безграмотную подделку, почему ученые проиграли конспирологам и при чем тут советская власть. ©

Ещё в курсе №2


Битва Игоря с половцами. Гравюра В. Фаворского

Конспект «Слово о полку Игореве» и «Велесова книга» и краткое содержание третьего эпизода из курса Сергея Иванова «Исторические подделки и подлинники»

Лектор Сергей Иванов — доктор исторических наук, профессор Высшей школы экономики и СПбГУ.

Сергей Иванов 3. «Слово о полку Игореве» и «Велесова книга»
<

Устанавливая поддельность или подлинность того или иного исторического источника, никогда нельзя исходить только из аргументов о том, что подделка могла быть кому-то выгодна. Пример — «Слово о полку Игореве». Рукопись этого текста появилась как из ниоткуда и таинственным образом пропала. В древнерусской литературе у «Слова» не было жанровых аналогов, а в ту же эпоху в Европе публикуются несколько романтических подделок, прославляющих древность того или иного народа. Все это давало основания предполагать поддельность «Слова о полку Игореве».

— «Разумеется, ситуация с подлинностью или подложностью «Слова о полку Игореве» многократно ухудшилась в связи с тем, что это произведение было признано величайшим шедевром древнерусской литературы. В советском литературоведении всякие сомнения <в его подлинности> толковались как недостаток патриотизма. Когда выдающийся историк древней Руси Александр Зимин написал книгу, где обосновывал подложность «Слова о полку Игореве», он был подвергнут шельмованию, а его книга не была опубликована. <...> Тем самым разговор о подлинности или неподлинности «Слова о полку Игореве» пришел в тупик, потому что всякий человек, который говорил, что это произведение подлинное, как бы играл на руку коммунистической власти, а сомнение, наоборот, было формой диссидентства».
Сергей Иванов

Окончательно подлинность «Слова» была доказана только в начале XXI века российским лингвистом Андреем Зализняком. Он показал: чтобы подделать памятник XII века, фальсификатор XVIII века должен был обладать такими лингвистическими данными, которые языковеды сами получили лишь в XX веке, раскопав берестяные грамоты.

Противоположный пример — так называемая «Велесова (Влесова) книга», опубликованная в 1950-х в эмиграции писателем Юрием Миролюбовым. Ему дощечки, составляющие книгу, якобы показал белый эмигрант Али Изенбек, нашедший их в разоренном дворянском имении. Изенбек умер, дощечки пропали, и все, что осталось, — это копии Миролюбова.

— «Публикация этих текстов вызвала невероятный взлет ажиотажа. Перед нами была языческая литература Древней Руси. Тексты, якобы записанные жрецами языческого культа в девятом веке нашей эры, за 100 лет до Крещения Руси, и повествующие об истории славян со второго тысячелетия до нашей эры. Если мы верим «Влесовой книге», то славяне вышли из Индии и прошли через Ближний Восток, прежде чем оказались на своих нынешних местах расселения. В тексте фигурируют многочисленные боги, в том числе и индийские, а также боги славянского пантеона, известные нам из других текстов. Рассказывается о выдающихся полководцах, о великих князьях, о великих победах, о передвижениях, о государствах и так далее, и так далее».
Сергей Иванов

Когда в 1960 году советские лингвисты опубликовали статью о том, что «Велесова книга» — это безграмотная подделка, многие восприняли это как официозную (и лживую) позицию советской власти, критикующей белоэмигрантов за подрыв основ марксистского подхода к истории.

В 1990-х стали доступны архивы Изенбека и Миролюбова, однако и разоблачение механизмов подделки не помешало популярности «Велесовой книги».

— «Будучи деидеологизирован, спор о «Велесовой книге» совершенно не закончился — и вот почему. Дело в том, что подделки существуют в разных странах. Подделки существуют иногда для развлечения публики, иногда для пятиминутной сенсации, иногда в идеологических целях. Но эти подделки никогда не проникают в официальный нарратив науки, они не проникают в школьные учебники и программы. Дело в том, что в нормальной ситуации общество хранит доверие к специалистам. Пусть желтая пресса публикует любые разоблачения, любые «открытия» про тайны фараонов или заклятия гробниц. Но можно быть уверенным, что вся эта сенсационная пена не проникнет ни в академическую литературу, ни на страницы школьных или вузовских учебников. В России ситуация, к сожалению, гораздо более тяжелая. В России подорвано доверие к экспертам, и любая сенсация имеет шанс попасть и в научную литературу, и даже в школьные программы».
Сергей Иванов

Хроника «Слова о полку Игореве» и «Велесовой книга»

1800 год. В Москве впервые публикуется «Слово о полку Игореве».

1812 год. Рукопись «Слова» гибнет в пожаре Москвы.

1954 год. В США начинается публикация «Велесовой книги».

1960 год. «Вопросы языкознания» печатают лингвистическое заключение о поддельности «Велесовой книги».

1963 год. Историк Александр Зимин выступает с гипотезой о поддельности «Слова о полку Игореве».

2004 год. Выходит книга лингвиста Андрея Зализняка, в которой фактически доказывается подлинность «Слова».


А. А. Зализняк на ежегодной лекции о берестяных грамотах

Андрей Зализняк против дилетантов и фальсификаторов
Научно-популярная книга крупнейшего российского лингвиста с развенчанием «Новой хронологии» и утверждением ценности науки

Крупнейший российский лингвист, научными методами доказавший подлинность «Слова о полку Игореве», популярным стилем объяснил, как лингвист опознает подделку, и описал, как обычному человеку не попасться на удочку фальсификаторам.

В этой книге Андрей Анатольевич Зализняк, первооткрыватель древненовгородского диалекта и составитель уникального грамматического словаря, предстает как истинный просветитель; академик чрезвычайно убедителен и пишет общедоступным языком. И, хотя Зализняк разговаривает с самым широким читателем, словосочетание «любительская лингвистика» на самом деле не значит «лингвистика, которой может заниматься любой»: оно значит ровно противоположное. «Любительская лингвистика» выступает здесь как антоним понятия «профессиональная»: судить о происхождении слов может только специалист, долго обучавшийся основам науки. В более поздних выступлениях Зализняк более прямолинейно говорил не о «любительской», а о «ложной» лингвистике: дилетанту за этимологию лучше не браться.

Основную часть книги составляет разгром «Новой хронологии» математика Анатолия Фоменко, предположившего, что практически все источники по древней и средневековой истории являются поддельными, и предложившему свою «реконструкцию» истории, которая оказалась более компактной. Зализняк показал, что множества построений Фоменко основаны на языковых сближениях, только проведенных абсолютно неграмотно, ассоциативно, вопреки существующим и давно открытым законам языка. В критике Зализняка много гнева, но еще больше остроумия: «Лишаясь лингвистического прикрытия, эти построения <А. Т. Фоменко> предстают в своем подлинном виде — как чистое гадание. К научному исследованию они имеют примерно такое же отношение, как сообщения о том, что автор видел во сне».

— «Мне хотелось бы высказаться в защиту двух простейших идей, которые прежде считались очевидными и даже просто банальными, а теперь звучат очень немодно:

1) истина существует, и целью науки является ее поиск;
2) в любом обсуждаемом вопросе профессионал (если он действительно профессионал, а не просто носитель казенных титулов) в нормальном случае более прав, чем дилетант.

Им противостоят положения, ныне гораздо более модные:

1) истины не существует, существует лишь множество мнений (или, говоря языком постмодернизма, множество текстов);
2) по любому вопросу ничье мнение не весит больше, чем мнение кого-то иного. Девочка-пятиклассница имеет мнение, что Дарвин неправ, и хороший тон состоит в том, чтобы подавать этот факт как серьезный вызов биологической науке.

Это поветрие — уже не чисто российское, оно ощущается и во всем западном мире. Но в России оно заметно усилено ситуацией постсоветского идеологического вакуума.

Источники этих ныне модных положений ясны: действительно, существуют аспекты мироустройства, где истина скрыта и, быть может, недостижима; действительно, бывают случаи, когда непрофессионал оказывается прав, а все профессионалы заблуждаются. Капитальный сдвиг состоит в том, что эти ситуации воспринимаются не как редкие и исключительные, каковы они в действительности, а как всеобщие и обычные».
Андрей Зализняк

Приведенная цитата — из речи, произнесенной при принятии Солженицынской премии (книга, в которой эта речь опубликована, издана в премиальной серии); эта речь озаглавлена «Истина существует». И неудивительно: основной смысл «Заметок» Зализняка — не в развенчании Фоменко и фоменковцев, он в пафосе утверждения ценности науки.

Источники: Зализняк А. А. Из заметок о любительской лингвистике. М., 2010.
Текст Кирилл Головастиков, лекция: Сергей Иванов
«Arzamas», 29 января 2015

Tags: Искажение истории, Летописи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments