Михаил Герасимов (mumis34) wrote,
Михаил Герасимов
mumis34

Category:

История становления и ликвидации иностранных концессий в России и СССР в 1920-30 гг.

Оригинал взят у sandra_rimskaya в История становления и ликвидации иностранных концессий в России и СССР в 1920-30 гг.
Оригинал взят у cat_779 в История становления и ликвидации иностранных концессий в России и СССР в 1920-30 гг.
Иностранные концессии появились в РСФСР 23 ноября 1920 года после подписания соответствующего декрета. Целью правительства было привлечение иностранного капитала в такие отрасли и районы, развить которые Советское государство было не в состоянии.
В декабре 1920 г. по поводу концессионной
политики В. И. Ленин говорил: «Мы и не мечтали о
том, что вот – мы повоевали, и наступит мир,
и социалистический теленок рядом с капиталистическим
волком обнимутся.

Всего в СССР в 1920х гг насчитывалось более 350 иностранных концессий — как промышленных, так и торговых.
К 1928 году советское правительство нашло более эффективный способ развития промышленности, нежели концессии, а именно — заключение индивидуальных контрактов с западными фирмами и отдельными специалистами. Последний договор на концессию был заключен в марте 1930 года с предпринимателем Лео Верке (Leo Werke) — на производство зубоврачебных товаров.
Конец иностранным концессиям положило постановление СНК от 27 декабря 1930 г., согласно которому все прежние договоры о концессиях были аннулированы (за некоторыми исключениями), а Главконцеском был низведен до уровня совещательного органа. При этом подписанные ранее соглашения о технической помощи оставались в силе.




По состоянию на начало Первой мировой войны государственный золотой запас Российской империи был вторым крупнейшим в мире (после США), и оценивается в 1233 т. (1,695 млрд руб.) при государственном долге 8,800 млрд руб. Куда испарилось это золото?
Именно недостаток средств, разруха и технологическая отсталось стали причиной привлечения иностранных концессий.


Изучение советского опыта привлечения ино-
странного концессионного капитала в экономику
страны в 1920–1930-е гг. вызывает повышенный ин-
терес у исследователей в наши дни.
Конец ХХ в. и первое десятилетие XXI в. характеризуются иссле-
дованиями, в которых используется материал посте-
пенно рассекречиваемых источников.
(Если было засекречено, значит, было, что скрывать)

Одним из первых, кто попытался изучить опыт теории и прак-
тики концессий на основе привлечения новых архи-
вных источников и зарубежной литературы, недо-
ступных ранее, стал А. Г. Донгаров в монографии
«Иностранный капитал в России и СССР» . Теме
использования иностранной технической помощи в
условиях НЭПа и на его завершающей стадии посвя-
щены работы Б. М. Шпотова . В ряде опублико-
ванных работ рассматриваются история и хозяйствен-
но-производственная деятельность иностранных
предпринимателей и компаний, участвовавших в
концессионных мероприятиях, анализируются соот-
ветствующие документы . При финансовой
поддержке Германского исторического института в
Москве подготовлена статья О. В. Ерохиной, посвя-
щенная германской сельскохозяйственной концессии
«Маныч» . Концепцию развития и свертывания
концессионных отношений в СССР предложил В. В.
Булатов в своей докторской диссертации. Автор по-
пытался показать концессионную практику, которая
развивалась в период 1920–1922 гг. независимо от
внутренней экономической политики советской влас-
ти; обосновать необходимость перехода к использо-
ванию концессий в период становления в стране со-
ветской власти;
выявить способы оформления концессии в Советском Союзе; определить и разграни-
чить все находившиеся в зоне ответственности
Главного концессионного комитета при СНК СССР
концессионные и неконцессионные формы работы
иностранного капитала в Советском Союзе; выявить
внеэкономические и главные экономические причины
свертывания концессионных отношений в СССР и
другие задачи . Заканчивая краткую историогра-
фическую информацию, необходимо отметить, что
рамки данной публикации не позволяют дать полный
историографический обзор, показать степень изучен-
ности проблемы в полном объеме.
В 1920–1930 гг. советская власть нуждалась в ко-
лоссальных денежных средствах для восстановления
экономики страны. По инициативе В. И. Ленина со-
ветское правительство решило привлечь иностранный
капитал, выделив с этой целью зарубежным компани-
ям концессии на разработку природных богатств. Он
считал, что без концессий невозможно восстановить
народное хозяйство, а также выполнить программу по
электрификации страны, план ГОЭЛРО .

Почему такая огромная и богатая страна нуждалась в притоке иностранного капитала
и была не в состоянии восстановиться? Потому что Россия была полностью разграблена,
из неё вывезли всё золото и все ценности. За приход к власти большевики переправили
на Запад всё, что смогли выгрести и награбить, а потом впустили иностранный капитал
для дальнейшего обогащения. Рекомендую ознакомиться:

Почему большевики так любили Лену Голдфилдс, или Кто организовал Голодомор
http://www.arhimed007.narod.ru/g_krizis-starikov-06.htm

В. И. Ленин в концессиях видел союзника пролетар-
ской власти в борьбе со стихией крестьянского мелко-
буржуазного хозяйства. При этом концессии представ-
ляли собой договор, союз советской государственной
власти с государственным капитализмом против мел-
кособственнической стихии .
Концессии – это каналы обмена между мировым на-
родным хозяйством и хозяйством России, когда наша
страна обеспечивает мировой экономике доступ к
добыче и переработке своих природных богатств, а та,
в свою очередь, предоставляет необходимые для этого
капиталы .
23 ноября 1920 г. был принят Декрет СНК РСФСР
«О концессиях». Первый договор о предоставлении
концессии был подписан В. И. Лениным 21 июля
1921 г. Концессия предоставлялась Большому север-
ному телеграфному обществу (далее – БСТО) из
Дании. Общество получило право эксплуатации ка-
белей и станций, обеспечивающих телеграфное со-
общение Северной Европы с Японией и Китаем.
Деятельность этого телеграфного общества была
начата в России еще при Александре II в 1869 г. БСТО
было образовано 1 июня 1869 г., а через 4 дня оно
открыло первую в истории прямую телеграфную
линию, соединявшую Россию и Данию. Это стало
возможным благодаря концессии, полученной за год
до этого от российского правительства основателем
общества К. Ф. Титгеном .
4 апреля 1922 г. СНК РСФСР издал Декрет «Об
учреждении Главного комитета по делам о концесси-
ях и акционерных обществах при СТО» (далее – Глав-
концесском).

В течение 1922–1926 гг. в Главный
концессионный комитет при СНК СССР поступило
2015 концессионных предложений от иностранцев
. Больше всего концессионных предложений
направили американские фирмы. С американскими
предпринимателями в 1920-е гг. советским правитель-
ством были подписаны концессионные договоры на
разработку золотоносной площади на реке Семартак
в Сибири, предоставленная Вирту сроком на 20 лет,
с «РАГАЗ компани» («Русско-американским смешан-
ным акционерным обществом по производству сжа-
тых газов») на производство кислорода, ацетилена и
других газов, с Барнсдальской корпорацией на нефтя-
ные месторождения на Кавказе, с нью-йоркской
фирмой «W. A. Harriman and Company» на Чиатурские
марганцевые разработки сроком на 20 лет и некото-
рыми другими . В частности, в 1928–1929 гг.
число американских предложений составило 54 пред-
ложения (26,1 % от общего числа) и США заняли
первое место по этому показателю, опередив Герма-
нию .

Одним из прославившихся в этот период амери-
канских концессионеров стал Арманд Хаммер, у
которого российские корни. Прапрадед Арманда
Владимир Хаммер в царской России строил корабли
для военного флота России. В начале 1920-х гг. в
связи с голодом, эпидемиями холеры и тифа в Совет-
ской России А. Хаммер принимает решение поехать
в Россию и оказать помощь. Он купил полевой гос-
питаль, лекарства и медицинское оборудование и
передал их народному комиссару здравоохранения.
2 ноября 1921 г. был подписан концессионный дого-
вор между Совнаркомом и американским
предпринимателем А. Хаммером сроком на 20 лет,
который предусматривал эксплуатацию асбестового
рудника около г. Алапаевска Екатеринбургской губер
нии. В соответствии с договоренностями в пользу
Советского государства предполагались ежегодные
10 %-ные отчисления концессионеров либо асбестом,
либо иностранной валютой.
К работе концессия при-
ступила в мае 1922 г. На руднике было возведено
построек, завезено оборудования и произведено раз-
ведок асбеста на 100 тыс. руб. Были проложены
рельсовые пути, отремонтированы вагонетки, достав-
лены из-за границы паровоз, компрессор для пневма-
тического бурения и другая техника. На средства
концессии на руднике проведен ремонт оборудования,
содержались школа, ясли, клуб, установлена телефон-
ная связь с г. Алапаевском, рабочие бесплатно поль-
зовались электричеством, водой и отоплением. До-
бываемая продукция по качеству соответствовала
стандартам, рабочие получали зарплату не ниже, чем
на государственных предприятиях.
В 1924–1925 гг.
(Советская власть получала 10%, при этом абсолютно ничего не делая,
не заботилась ни о рабочих, ни об их семьях. При этом концессия несла огромные затраты,
фактически начиная всё с нуля на пустом месте.
Концессионеры, акулы капитализма, гораздо лучше заботились о советских гражданах, чем советская власть)

на руднике работало 151 человек, а в апреле 1926 г.
– 266. Весной 1926 г. работа концессии была прекра-
щена по требованию советской стороны. А. Хаммеру
были предъявлены необоснованные обвинения в том,
что концессионеры не платили долевых отчислений
государству и нарушали нормы трудового законода-
тельства. Были и другие причины закрытия предпри-
ятия: себестоимость продукции на концессии была
выше, чем на государственных предприятиях, а то-
варная цена асбеста была та же; при росте числа
работников в 1926 г. их производительность труда
снизилась, в результате чего концессия стала нести
убытки. В 1927 г. предприятие было передано тресту
«Ураласбест» .

А. Хаммер не ограничивался одной концессией.
Он смело вторгался в самые неожиданные сферы:
скупал меха и невыделанные кожи, икру и строевой
лес; он был первым, получившим чековую книжку в
советском государственном банке. Он должен был
выполнять только два условия: не покупать недвижи-
мого имущества, а также переводить свою прибыль
в доллары только один раз в году и тогда с правом
вывозить полученную прибыль из страны. 15 сентяб-
ря 1925 г. Главконцесском утвердил концессионный
договор А. Хаммера по производству канцелярских
товаров сроком на 10 лет. Пригласив специалистов
германской фирмы «Faber» и закупив новое оборудо-
вание, А. Хаммер с помощью немецких инженеров
быстро наладил производство, и через полгода фаб-
рика начала сбыт канцелярских товаров. Скоро она
стала известна в СССР как «Фабрика им. Сакко и
Ванцетти». Последняя внесла весомый вклад в раз-
витие страны, не только предоставляя часть прибыли,
но и создавая стандарты качества и реализации для
отечественных производителей. Фабрика смогла
удовлетворить потребности СССР в карандашах,
около 20 % продукции пошло на экспорт в Англию,
Турцию, Персию и Китай

30 декабря 1921 г. торговый представитель
РСФСР в Германии Б. С. Стомоняков в телеграмме
В. И. Ленину сообщил, что акционерное общество
«Фридрих Крупп в Эссене» выступило с предложе-
нием организовать сельскохозяйственную концессию,
просил «срочно телеграфировать принципиальное
согласие, указав район и площадь под концессию».
В. И. Ленин считал, что принять это предложение
особенно необходимо перед Генуэзской конференци-
ей. «Для нас, – заявил он, – было бы бесконечно
важно заключить хоть один, а еще лучше несколько
договоров на концессии именно с немецкими фирма-
ми».

(Примечание: Генуэзская конференция имела большое значение для правительства РСФСР, которое не имело тогда международного признания. Фактически, на ней решался вопрос:быть или не быть государству , образованному в результате Октябрьского переворота.
Поводом для созыва Конференции было изыскание мер «к экономическому восстановлению Центральной и Восточной Европы».
Фактически основным вопросом было стремление европейских стран к аккомодации с коммунистическим режимом в Москве.
Специальный комитет экспертов, работавший в Лондоне с 20 по 28 марта 1922, подготовил проект резолюции, в которой от Советской России требовалось признать все долги, финансовые обязательства всех прежних режимов России, принять на себя ответственность за все убытки от действий как советского, так и предшествующих ему правительств или местных властей.
Российская делегация выразила готовность обсудить вопрос о форме компенсации бывшим иностранным собственникам в России при условии признания Советов де-юре и предоставления ей кредитов. О том, в какую сумму большевики оценили национализированный иностранный капитал можно судить по служебной записке Г. В. Чичерина от 2 марта 1922 года: «До начала революции в России числилось 327 предприятия с иностранным капиталом, с общим акционерным капиталом приблизительно в 1.300.000.000 рублей. Главная масса иностранного капитала 989.800.000 р. инвестирована в горной, горнозаводской и металлообрабатывающей промышленности, 152.300.000 р. вложено в электротехническую промышленность. Если исключить Польшу, Литву, Латвию и Эстонию, предприятий с иностранным капиталом на долю России придется 263 с основным капиталом около 1.168.000.000 рублей. Бельгийско-французских капиталов вложено 622 миллиона рублей, германских — 378 миллионов рублей, английских — 226 миллионов рублей. Как видите, ничего безбрежного нет». Может быть, именно с целью уменьшения долгов Польша и Прибалтика не вошли в состав СССР?)
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B5%D0%BD%D1%83%D1%8D%D0%B7%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D1%8F

Политбюро ЦК РКП (б) 25 февраля 1922 г.
поддержало его предложение. Угодья для концессии
были выбраны на территории Сальского округа Дон-
ской области. Для предотвращения бюрократических
препятствий со стороны местных властей 19 марта
1922 г. В. И. Ленин послал телеграмму Краевому
экономическому совещанию Юго-Востока: «Кон-
цессия Круппа на 50 тысяч десятин... имеет громад-
ное не только экономическое, но и политическое
значение. Вы должны напрячь все силы, чтобы со-
действовать заключению концессии, всякую нера-
чительность в этом деле буду считать преступлени-
ем» .

23 марта 1922 г. в Москве был заключен концес-
сионный договор между правительством РСФСР, в
лице наркома по иностранным делам Г. В. Чичерина
и наркома земледелия В. Г. Яковенко, и представите-
лями акционерного общества «Фридрих Крупп в
Эссене» сроком на 24 года «для ведения рациональ-
ного сельского хозяйства». Согласно договору, кон-
цессионер обязан был обрабатывать землю в размере
50 тыс. десятин в течение 8-ми сезонов, обеспечить
хозяйство инвентарем, материалами, необходимыми
сооружениями, а в качестве платы за концессию пе-
редавать правительству РСФСР ежегодно 20 % вало-
вого урожая .
(Большевики хотели получать 20% , не делая абсолютно ничего и
переложить на концессионеров всю заботу о рабочих и их семьях)

Однако концессионные отношения сложились не
сразу, возникли трудности в выполнении концесси-
онного договора. Советское правительство пошло на
применение мер воздействия на участников концес-
сионной сделки. В частности, 22 апреля 1922 г. торг-
пред в Германии Б. С. Стомоняков сообщил в Полит-
бюро ЦК, что директора акционерного общества
К. Зорге и П. Кросс отказались утвердить договор о
сельскохозяйственной концессии в Сальском округе
Донской области. В тот же день В. И. Ленин отдал
распоряжение Б. С. Стомонякову обсудить меры воз-
действия на Круппа. Для этого предлагалось исполь-
зовать различные методы: «внести Круппа в черный
список, никогда не сдавать ему концессии в России
и не иметь с ним никаких торговых и иных дел». На
руководство акционерного общества удалось оказать
давление. В конце 1922 г. его уполномоченный
Э. Ф. Капгерр отправился в Сальский округ, чтобы
осмотреть выделенный у р. Маныч участок и выяс-
нить условия работы. Председатель Главного концес-
сионного комитета (ГКК) Г. Л. Пятаков просил ока-
зать ему «всяческую помощь и поддержку и поста-
раться избежать укоренившейся у нас волокиты в
решении тех или иных практических вопросов».
После дополнительных переговоров 17 марта 1923 г.
правительство РСФСР в лице полномочного предста-
вителя в Германии Н. Н. Крестинского, торгпреда в
Германии Б. С. Стомонякова, члена коллегии Нарком-
зема JI. X. Фридрихсона и акционерное общество
«Фридрих Крупп в Эссене» в лице директоров К. Зор-
ге и П. Кросс подписали концессионный договор.
Предприятие получило название «Крупповская сель-
скохозяйственная концессия Маныч» (Kruppische
Landconcession Manytsch). Концессионеру было дано
право разрабатывать торфяные и известняковые за-
лежи, добывать соль, а также предоставлялось ис-
ключительное право заниматься рыбной ловлей и
охотой.
Через 12 лет правительство РСФСР могло
выкупить концессионное предприятие, предупредив
об этом концессионера за год.
Общество обязалось вести зерновое хозяйство: производить пшеницу,
рожь, овес и ячмень. Скотоводством собиралось за-
ниматься исключительно для удовлетворения внут-
ренних потребностей концессии, а также максималь-
но механизировать и технически усовершенствовать
хозяйство.

Однако концессионеры не были знакомы
с природно-климатическими условиями и методами
хозяйствования в Сальских степях. И это привело в
1924 г. к неурожаю. Неурожай вызвал массу вопросов
со стороны Главконцесскома. Главными причинами
неурожая Наркомзем РСФСР назвал неблагоприятные
климатические условия и отсутствие опыта ведения
хозяйства у специалистов концессии в местных ус-
ловиях. В 1925 г. концессии «Маныч» удалось полу-
чить хороший урожай. Но в 1926 г. она понесла
убытки. После проведения обследования почвы вы-
яснилось, что создать рентабельное зерновое хозяйст-
во в Сальских степях невозможно из-за климатичес-
ких условий и низкого качества почвы (много солон-
чаков), природные и климатические условия более
благоприятны для развития овцеводческого хозяйст-
ва.

(Фактически, большевики смошенничали и сдали в концессию самые бросовые негодные
к земледелию участки, да ещё и хотели 20% положить себе в карман.)

В 1928 г. акционерное общество Круппа постави-
ло вопрос о ликвидации сельскохозяйственной кон-
цессии «Маныч». Отказ от дальнейшей работы руко-
водство концессии объяснило нерентабельностью
предприятия и категоричным решением акционер-
ного общества не вкладывать больше денег в кон-
цессию .
Отношение советского правительства и местных
властей к концессионным связям не было однознач-
ным. В декабре 1920 г. по поводу концессионной
политики В. И. Ленин говорил: «Мы и не мечтали о
том, что вот – мы повоевали, и наступит мир, и соци-
алистический теленок рядом с капиталистическим
волком обнимутся.
Нет. То, что вы должны повоевать
с нами в области экономики, это огромный прогресс.
Мы выдвинули перед вами всемирную программу,
рассматривая концессии с точки зрения мирового
народного хозяйства» .
С самого начала концессионная политика имела
противников внутри страны. Некоторые возражали
по идеологическим причинам, спецслужбы в концес-
сиях видели не что иное, как ширму для успешного
выполнения заданий иностранной разведки. Тормо-
зили привлечение иностранного капитала в страну
неразвитость концессионного законодательства,
ущемление прав соискателей высокими обязатель-
ствами, политическая подозрительность, ограничен-
ные ресурсы квалифицированных кадров, сырья и
полуфабрикатов.
С весны 1922 г. в стране стали нарастать антикон-
цессионные настроения. В значительной мере они были
связаны с итогами Генуэзской конференции, на которой
от Советской России потребовали удовлетворения
финансовых и иных претензий иностранных граждан
к России, аннулирования долгов.
Россия не могла удов-
летворить эти претензии. Концессионная политика
постепенно уходила в прошлое и в связи с отходом от
дел Ленина по причине обострения его заболевания и
борьбы за власть в высших эшелонах партии. Теперь
за концессионную пропаганду человека объявляли
капитулянтом, не верящимв творческие силы рабочего
класса и энергию революции .
Во второй половине 1920-х гг. антиконцессион-
ные настроения усилились. И. В. Сталин, взяв курс
отказа от НЭПа, начинает избавляться от концесси-
онных предприятий и иностранных предпринимате-
лей. Одни концессии были ликвидированы по исте-
чении договорного срока, другие – досрочно.
К
примеру, золотодобытчиков из «Лена Голдфилдс»
обвинили в шпионаже; у американского предприни-
мателя Гарримана концессию на эксплуатацию мар-
ганцевых рудников на Кавказе изъяли без всяких
разъяснений. Количество американских концессий,
действовавших на территории СССР, стало стреми-
тельно уменьшаться, если в 1927–1928 гг. их было 9,
то в 1928–1929 гг. остались 4 концессии . К
концу 1920-х гг. крупные концессионеры вынуждены
были покинуть СССР.
По мнению ряда исследователей, можно указать
на следующие общие причины, которые способство-
вали свертыванию концессионного предприниматель-
ства в СССР. «Первая из них заключалась в позиции
по отношению к СССР.
Крупный иностранный капи-
тал в целом отказывался от каких-либо инвестиций
в его экономику. Предприниматели же второго и
третьего рангов, получившие концессии, не распола-
гали значительными средствами для серьезной и
продолжительной работы в советской экономике.
Вторая причина коренилась в особенностях развития
СССР, но была тесно связана с первой. В связи с
ростом отраслей экономики Советского государства,
ряд действовавших на его территории концессий, в
общем незначительных по масштабам, постепенно
утрачивал свое полумонопольное положение на внут-
реннем рынке и, чем дальше, тем больше сталкивал-
ся с крупными и мощными предприятиями, создава-
емыми на основе политики индустриализации в тех
же отраслях. Естественно, что конкурентоспособ-
ность иностранных концессий падала, и их дальней-
шее существование теряло смысл. Эти причины и
привели к прекращению деятельности значительного
числа концессионных предприятий»
(Что такое: отношение к СССР?
Концессионеры знали, что советская власть в любой момент может лишить их концессии
и экспроприировать все деньги и имущество, поэтому инвестировать в СССР было чрезвычайно рискованным занятием. )


Приняв решение о закрытии иностранных кон-
цессий, советская сторона прибегала к силе лишь в
исключительных случаях, предпочтение отдавалось
экономическим методам вытеснения иностранных
концессионеров – налоговой политике, таможенным
сборам, затруднениям с вывозом капитала и т.п.

Нельзя не учитывать отношение к концессиям
И. В. Сталина. Если В. И. Ленин считал заключенные
на взаимовыгодных условиях концессии желатель-
ными «в течение того периода, когда будут сущест-
вовать рядом социалистические и капиталистические
государства» , то для Сталина концессион-
ный путь развития страны был кабальным. С конца
1920-х гг. началась ускоренная ликвидация сущест-
вующих концессий. Начиная с 1928/29 хозяйственного
года, новые договоры уже не заключались. В 1930–
1931 гг. Главконцесском был низведен до положения
юрисконсульта при наркоматах по делам оставшихся
концессий. По результатам рассмотрения «дела» об
антигосударственной деятельности в Главконцесско-
ме при СНК СССР 14 декабря 1937 г. правительствен-
ным постановлением он был упразднен .


Концессии сыграли определенную роль в эконо-
мическом развитии страны. Они производили това-
ры широкого потребления, в которых в те годы
страна испытывала недостаток, влияли на улучше-
ние качества и снижение цен на соответствующие
товары, а также способствовали сокращению безра-
ботицы.
Следует особо отметить, что иностранные кон-
цессии сыграли важную роль не только в восстанов-
лении промышленности в нашей стране, но и в
нормализации дипломатических и торговых отноше-
ний СССР с капиталистическими странами. Кроме
того, сотрудничество с самой первой концессией, с
БСТО и советским правительством не прекращалось
вплоть до распада СССР в 1991 г. БСТО продолжает
свою деятельность в постсоветской России .
В 1992 г. БСТО совместно с российской телекомму-
никационной компанией АО «Ростелеком» проложи-
ло подводный оптико-волоконный кабель между
Кингисеппом, находящимся к югу от Санкт-Петер-
бурга, и Альбертслундом, расположенным южнее
Копенгагена
В целом в начале 1920-х гг. правительство боль-
шевиков в развитии концессионного предпринима-
тельства видело не только экономическое, но и поли-
тическое значение для молодой Советской России.
Однако со второй половины 1920-х гг. отношение к
концессионной политике изменилось, антиконцесси-
онная тенденция завершилась полной ликвидацией
концессий на территории СССР.

Главное, что нужно понять об иностранных концессиях в России и СССР-это факт того, что информация о них была засекречена. Надеемся, что в будущем мы узнаем правду о том, куда и к кому был вывезен весь золотой запас Pоссийской империи, кто был выгодополучателем от всех концессии, на каких условиях они были выданы и настоящую причину их прекращения. СССР, как и Российская Федерация, остаются до сегодняшнего дня технологически отсталыми и зависимыми от иностранных инвестиций.

Источник:
ИЗ ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ И ЛИКВИДАЦИИ
ИНОСТРАННОГО КОНЦЕССИОННОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
В РОССИИ И СССР в 1920–1930-е годы
http://www.vestnik.vsu.ru/pdf/history/2014/02/2014-02-13.pdf

Tags: Ленин, Революция, СССР, Сталин, Экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments