Михаил Герасимов (mumis34) wrote,
Михаил Герасимов
mumis34

Categories:

Разборки Катасонова и адептов Маркса.

Исходная статья
Экономические законы и нравственность
На днях на сайте «Русская Планета» появилась статья Евгения Скобликова под названием «В чем ошибаются Глазьев и Катасонов». Основной тезис автора статьи, экономиста из Пензы, — известные отечественные экономисты Сергей Глазьев и Валентин Катасонов игнорируют «объективный характер» экономических законов…

С подобного рода критикой мне приходится встречаться достаточно часто. Поэтому, пользуясь случаем, отвечаю Евгению Скобликову. Но полагаю, что с ответом познакомятся многие, и рассчитываю, что ответ позволит широкой аудитории лишний раз задуматься над тем, что такое «экономика», «экономическая наука», «экономические законы».


О том, что в сфере экономики нет никаких «объективных» законов, я пишу в каждой второй своей книге. Мой оппонент Евгений Скобликов утверждает, что познакомился с моим двухтомником («О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном»). Но ведь там я постарался предельно внятно и просто объяснить читателю мою позицию по поводу «объективности» экономических законов.

Особо стоит обратить внимание на главу 7 «"Смерть экономики" и кое-что об "экономической филологии"». В ней, между прочим, содержатся убийственные оценки так называемой «экономической науки», которые в свое время дал известный шведский публицист, журналист и общественный деятель Айвор Бенсон (я их заимствовал из его книги «Фактор сионизма»). Окончательный вывод шведа звучит жестко: «Коротко можно ответить так: экономика — лженаука». Чтобы немного смягчить такую оценку, скажу, что Бенсон делает такой вывод в отношении той «науки», которая официально навязывается обществу и которая изобретает разного рода «объективные» законы, нужные «хозяевам денег». Дополняя Айвора Бенсона, скажу: со времен Адама Смита — так называемая экономическая «наука» — важнейший элемент идеологии капитализма, своим острием она направлена на разложение и уничтожение христианской цивилизации.

Одна из последних моих книг, где я еще более глубоко рассматриваю данный вопрос, — «Русская социологическая мысль на рубеже XIX-XX веков» (издательство «Родная страна», 2015 год). Своим тезисом об отсутствии «объективных» экономических законов я никаких Америк не открываю. Об этом говорили и писали русские мыслители того времени, которые не подпали под гипнотическое действие буржуазной политической экономии Адама Смита и материалистического учения Карла Маркса. Поэтому всем сомневающимся и ищущим предлагаю познакомиться с упомянутой мною книгой «Русская социологическая мысль…», где содержатся очерки о Константине Леонтьеве, Льве Тихомирове, Владимире Соловьеве, Сергее Булгакове, Сергее Шарапове.

В качестве ответа моему оппоненту предлагаю фрагменты из содержащегося в этой книге очерка «Владимир Соловьев о нравственности и экономике (по страницам работы "Оправдание добра")».

***

Одной из причин тех антагонизмов, которые возникали и возникают в сфере экономических отношений, по мнению Соловьева, является то, что так называемая «экономическая наука» изгнала всяческую нравственность из своих рассуждений и построений. Там нет места понятиям добра и зла:


«Самый факт экономических бедствий есть свидетельство, что экономические отношения не связаны как должно с началом добра, не организованы нравственно. Целая мнимонаучная школа экономических анархистов-консерваторов прямо отрицала и еще отрицает, хотя без прежней самоуверенности, всякие этические начала и всякую организацию в области хозяйственных отношений, и ее господство немало способствовало возникновению анархизма революционного».

Соловьев был одним из немногих мыслителей, которые не подпали под гипнотическое действие западной экономической «науки», нежданно-негаданно свалившейся на голову русского человека. Также настороженно и к этой неведомой русскому человеку «науке» отнеслись Ф.М. Достоевский, С.Ф. Шарапов, К.Н. Леонтьев, Л.А. Тихомиров, Г.В. Бутми, А.Д. Нечволодов, В.А. Кокорев и некоторые другие писатели, предприниматели, философы. Но таких людей среди русской элиты было меньшинство. Российская интеллигенция в своей массе заглотнула заброшенный с Запада, где уже давно царил дух «экономического материализма», блестящий крючок экономической «науки». Про Соловьева даже можно сказать, что его отношение к экономической «науке» было не просто настороженным, а однозначно отрицательным. И он обосновал такое свое отношение.

Экономическая «наука» — источник нигилизма и анархизма.

Законы нравственности универсальны, они проявляют себя в разных областях человеческой жизни. Экономика — лишь одна из них.

***

У капиталистов даже имеется «алиби», которое объясняет, почему они обходятся без моральных норм. Они ссылаются на своего «классика» Адама Смита с его знаменитой работой «Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776). Между прочим, Адам Смит достаточно долго преподавал нравственную философию и написал книгу «Теория нравственных чувств» (1759), которую считал главным делом своей жизни. Но, парадоксально, все знают книгу о природе богатства, а книгу о нравственных чувствах — только узкие специалисты.

Есть сильное подозрение, что книгу о природе богатства шотландский философ писал по заказу, многие ее положения не только не совпадали с идеями «Теории нравственных чувств», но и противоречили им. В книге о природе богатства фигурирует «невидимая рука рынка». Адам Смит формулирует постулат, который уже повторяют представители «экономической науки» на протяжении почти двух с половиной веков. Идея проста: отдельная личность, стремясь к собственной выгоде, независимо от ее воли и сознания, направляется к достижению экономической выгоды и пользы для всего общества. Каждый производитель преследует собственную выгоду, но путь к ней лежит через удовлетворение чьей-либо потребности. Совокупность производителей, как будто движимая «невидимой рукой», активно, эффективно и добровольно реализует интересы всего общества, причем часто даже не думая об этом, а преследуя лишь собственный интерес.

После выхода в свет «Исследования о природе и причинах богатства народов» знаменитый шотландец прожил еще 14 лет. Некоторые биографы и исследователи творчества Адама Смита утверждают, что он испытывал душевный дискомфорт от указанной книги. Пытался оправдываться и комментировать свой тезис о «невидимой руке». Мол, под «невидимой рукой» следует понимать руку Бога, которая помогает человеку и обществу в созидании и распределении материальных благ. Но чтобы эта «рука» помогала, люди должны находиться в рамках определенных нравственных норм. В противном случае «рука» перестает работать на благо общества. Но это все, как говорится, осталось за кадром.

В представлении многих поколений, штудировавших книгу Адама Смита, «невидимая рука рынка» — некий автомат, действующий независимо от воли, чувств и целей отдельных участников экономической деятельности. Именно с подачи великого шотландца общепринятым и очевидным стало утверждение, что экономика — зона человеческой жизни, свободная от нравственных норм. Экономика — особенная зона общества, где действуют «железные законы» — такие же, как закон тяготения или закон Архимеда. Дело дошло даже до того, что уже в следующем, XIX веке целый ряд «профессиональных» экономистов стал утверждать, что экономическая наука не входит в состав так называемых «гуманитарных наук», она ближе к наукам естественным. Особенно это безумие стало массовым после того, как Карл Маркс выпустил свой толстенный «Капитал», который, как показалось многим его адептам, окончательно поставил экономику на «научную основу».

***

Но Соловьев, судя по всему, полагает, что при всей ответственности Карла Маркса за совращение людей в духе экономического материализма все-таки более виновен в этом Адам Смит. Тем более что Карл Маркс и не скрывал, что заимствовал идеи шотландца в своем «Капитале». В одной из авторских сносок книги Соловьева «Оправдание добра» мы читаем: «Признание материального богатства целью экономической деятельности может быть названо первородным грехом политической экономии, так как в этом виновен еще Адам Смит».

Сегодня, в XXI веке, духовные и интеллектуальные последователи Адама Смита и Карла Маркса продвинулись еще дальше в попытках представить экономику в качестве «точной», «естественной» науки. Для этого они активно занимаются внедрением математики в экономику. Начинает действовать магия числа. Обилие цифр, графиков и таблиц создает у непосвященных ощущение, что здесь все точно как в физике или механике. Впрочем, вся эта перегруженная математикой экономика преследует цель сформировать новый тип человека — homo economicus (человек экономический). Современная экономическая наука похожа на каббалу. В идеале homo economicus — живой робот, реагирующий на несколько управляющих сигналов. Эти сигналы апеллируют к таким чувствам homo economicus, как алчность, страх, удовольствия. Это субъект, полностью очищенный от таких «предрассудков», как совесть и нравственность.
Источник http://rusplt.ru/our-people/our-people-1_171.html


Пояснения Катасонова оппоненту
Эта заметка — развернутый ответ на своеобразный вопрос одного из читателей. Поднятые им проблемы весьма значимы, а взгляды очень типичны для определенного круга думающих людей. «Пыльного кота», видимо, оскорбили мои критические высказывания о Карле Марксе…
КатасоновКомментируя мой материал «Экономические законы и нравственность», читатель для начала интересуется: «Вы вообще оба тома «Капитала» читали? Почему у меня впечатление, что только первый том и вступление ко второму максимум?»
Представьте, я читал не только 1-й и 2-й тома, но даже 3-й и 4-й, которые в большой степени создавались его другом Фридрихом Энгельсом. Получилась интересная компиляция мыслей раннего Маркса и позднего Энгельса.


Тут важно помнить, что настоящее имя Маркса, потомственного раввина, — Мозес Мордехай Леви. Он крестился, но его мировоззрение осталось талмудическим. Если помнить, что язык «Капитала» — язык Талмуда, многое становится куда понятнее.

Я читал Маркса еще будучи советским студентом, потом преподавал марксистскую экономику, в общем, объелся марксизма, и где-то это, конечно, выскакивает у меня. И далеко не только у меня — скажем, бывший легальный марксист отец Сергий Булгаков тоже так и не смог окончательно избавиться от марксистской выучки. Да, русского человека кормили талмудической похлебкой, и это очень легко проиллюстрировать. Скажем, Маркс на 100 страницах объяснял закон о тенденции норм прибыли к снижению. Все это можно было бы объяснить русскому человеку за пять минут, но тут уже включаются элементы НЛП, гипнотического воздействия. «Капитал» Маркса — инструмент, ориентированный на гипноз. Наши революционеры редко прочитывали и первый том, но верили всему тексту.
Никаких законов там нет, а есть причинно-следственные связи, привязанные к месту и времени. Если быть точным — к английскому капитализму середины XIX века как универсальному, по мнению Маркса, портрету капитализма.
Но как это применить к России, где 90% народа жили тогда в сельских общинах. Маркс как раз хорошо это понимал, он говорил, что у России особый путь. Но у нас это не озвучивалось — запредельное лукавство.
Далее «Пыльный Кот» ссылается на Кропоткина, который «весьма широко и глубоко развил философию марксизма, который, как мы уже видим на примере России, правильный, потому что побеждает». Что ж, у князя Петра Алексеевича есть хорошие работы, но его постигла общая беда наших философов того времени. Они начали чувствовать себя если не богами, то полубогами, по-своему объяснять мир, как будто не было почти полуторатысячелетней истории России. Кропоткин — великий путаник, хоть человек и незаурядный. Михаил Бакунин тоже решил, что он то ли Моисей, то ли Иисус Христос. Кстати, он сперва дружил с Марксом, потом многое про него понял и разошелся с ним. Очень рекомендую почитать сборник его трудов «Неизвестные работы отца русского анархизма», где он прекрасно показывает, что именно стояло за созданием «Капитала».+

Карл Маркс создал не экономическую теорию, а почву для революции. Он верно назвал капитал высшей ценностью капитализма (но это следует и из самого корня слова), признал, что есть производственная, товарная и денежная прибыль, однако писал в основном о производстве, акцентировал на нем внимание, разжигал классовую ненависть. А капитал в это время спокойно культивировал высшую форму в этой иерархии — денежную прибыль, то есть ростовщический процент. Так что Маркс, по сути, своим нейролингвистическим программированием сыграл на руку тому самому капиталу, который вроде бы так стремился уничтожить.
Источник http://russnov.ru/valentin-katasonov-kapital-marksa-kak-obrazchik-nlp-28-07-2016/


Ответ "антисемита" Катасонову
Прочитала небольшую статью известного православного экономиста, критика капитализма и банковского капитала В.Катасонова «Капитал» как образчик НЛП

Статья произвела на меня крайне неприятное впечатление.
Приведу основные "аргументы" автора и постараюсь их прокомментировать.

Тут важно помнить, что настоящее имя Маркса, потомственного раввина, — Мозес Мордехай Леви. Он крестился, но его мировоззрение осталось талмудическим.

Да уж, это аргумент действительно "убийственный", от которого у православных должны зашевелиться волосы на голове и утратиться способность к логическому мышлению.
Отец Карла Маркса действительно происходил из рода раввинов. Карл Маркс родился в 1818 году, незадолго до его рождения его отец принял христианство (лютеранство). В 1824 году крестился 6-летний (!) Карл. Каким образом ребенок 6-ти лет мог стать талмудистом, Катасонов не объясняет.


Если помнить, что язык «Капитала» — язык Талмуда, многое становится куда понятнее.

Прежде чем "помнить", это надо доказать.

И Катасонов "доказывает":

Да, русского человека кормили талмудической похлебкой, и это очень легко проиллюстрировать. Скажем, Маркс на 100 страницах объяснял закон о тенденции норм прибыли к снижению. Все это можно было бы объяснить русскому человеку за пять минут, но тут уже включаются элементы НЛП, гипнотического воздействия. «Капитал» Маркса — инструмент, ориентированный на гипноз.

Катасонов не утруждает себя тем, чтобы привести в качестве примера хотя бы один из многочисленных "элементов НЛП" на страницах "Капитала", не раскрывает механизм гипнотического воздействия на читателя. (Нет, я не спорю, "Капитал" действительно способен вогнать человека в сон, но не следует путать здоровый сон с гипнотическим).


Никаких законов там нет, а есть причинно-следственные связи, привязанные к месту и времени. Если быть точным — к английскому капитализму середины XIX века как универсальному, по мнению Маркса, портрету капитализма.

Возможно и так, но где доказательства? И как насчет закона прибавочной стоимости? Неужели сегодняшние капиталисты перестали присваивать прибавочную стоимость?


Карл Маркс создал не экономическую теорию, а почву для революции. Он верно назвал капитал высшей ценностью капитализма (но это следует и из самого корня слова), признал, что есть производственная, товарная и денежная прибыль, однако писал в основном о производстве, акцентировал на нем внимание, разжигал классовую ненависть.

Вот как, оказывается Маркс разжигал классовую ненависть. Не капиталисты, в том числе промышленные, нещадно эксплуатировавшие рабочих, а ученый-экономист Карл Маркс. Катасонов, видимо, забыл, что выступления рабочего класса против капиталистов начались задолго до написания не только "Капитала", но и "Манифеста Коммунистической партии". Рабочему, вкалывавшему по 11-12 часов в сутки и не могшему вырваться из нищеты, совсем не нужно было читать марксистскую литературу, чтобы возненавидеть своего работодателя. Может, критику марксизма стоит перечитать "Жерминаль" Золя и "Мать" Горького?

А капитал в это время спокойно культивировал высшую форму в этой иерархии — денежную прибыль, то есть ростовщический процент. Так что Маркс, по сути, своим нейролингвистическим программированием сыграл на руку тому самому капиталу, который вроде бы так стремился уничтожить.

Гнусная ложь. Именно Марксова теория вдохновила российских большевиков на создание социалистического государства, на 70 лет обуздавшего власть глобального ростовщического капитала.

Я не считаю, что Маркса нельзя критиковать. Можно и нужно. За материализм, за атеизм со всеми вытекающими. Но эта статья Катасонова, с обвинениями в применении НЛП и разжигании классовой ненависти, - просто позор. Позор как ученого, ибо в ней отсутствует серьезная аргументация. Позор как христианина, ибо содержит клеветнические измышления.

И, увы, возникают нехорошие подозрения: а не пытается ли Катасонов оправдать эксплуатацию рабочего класса промышленным капиталом? Обелить промышленный капитал?

Полностью со статьей можно ознакомиться здесь: http://ruskline.ru/news_rl/2016/07/27/kapital_kak_obrazchik_nlp/
Источник http://christ-kommuna.livejournal.com/170712.html
Tags: Мировоззрение, Экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments