Михаил Герасимов (mumis34) wrote,
Михаил Герасимов
mumis34

Category:

Демонизация Ивана Грозного – ошибка(?) Карамзина-Романовых / Почему я не боюсь Иоанна Грозного

Оригинал взят у mamlas в Демонизация Ивана Грозного – ошибка(?) Карамзина-Романовых / Почему я не боюсь Иоанна Грозного
Ещё о правителях Руси и идеологических памятниках, а также ещё о Карамзине

Гаагский трибунал для Ивана Грозного
Установка в Орле памятника первому русскому царю вызвала ожесточённые споры / Новейшая история / Актуально

Полемика почему-то идёт не вокруг художественного уровня скульптуры. В СМИ начались пятиминутки ненависти к Грозному царю. Деспот, мучитель, душегуб – это ещё мягкие определения. ©

Ещё об Иване Грозном здесь, здесь и здесь, в т.ч. Само слово «Россия» официально ввёл Иван IV


Церемония открытия памятника Ивану Грозному в Орле

Оказывается, события XVI века (дошедшие до нас во многом в преломлении легенд) до сих пор вызывают гражданскую ярость, как будто речь идёт о нашем современнике.

Кажется, на кону судьба демократии. Вот откроем памятник Ивану Васильевичу – и, как пел скоморох в «Андрее Рублёве», «скоро вас всех будут на кол сажать, сдохнете в браге!». Примерно так, исступлённо, нам говорят: царь Иван – террорист, преступник, ставить ему памятники недопустимо. В таком восприятии хватает нервического чистоплюйства, а чувство реальности притупляется…

Но Россия почему-то вспоминает «сильную руку» государя без проклятий, хотя и не без упрёков. При Грозном Русское царство выиграло войну за ордынское наследство, расширило границы, получило мощную артиллерию. Судебник, система приказов, ратные победы и поражения, бесчинства и строительство новых городов – всё это характеризует эпоху Грозного. Он первым венчался на царство. Кроме того, Грозный – громадная, мятущаяся личность, замечательный писатель и музыкант, эксцентрик, грешник и богомолец. Даже не шекспировский, а достоевский герой. В фольклорной памяти он остался всё-таки не мучителем, а Грозным, а взятие Казани вообще воспринималось как центральное событие в истории Московской Руси.

Несправедливые расправы? Но этим грешны и его отец, и его великий дед, и все коллеги-современники – на Западе и на Востоке. Нельзя идеализировать XVI век, но подходить к нему с мерками Гаагского трибунала смешно. А масштаб Грозного – это храм Василия Блаженного, это Шаляпин в «Псковитянке» и Черкасов в фильме Эйзенштейна. Почему бы не продолжить этот ряд в монументальном искусстве?

Есть и такой прокурорский довод: «Кровавая политика Ивана IV истощила страну, после Грозного наступило Смутное время». Но царствование Фёдора Ивановича и первые годы правления Бориса Годунова – признанный историками расцвет Московского царства. Это целое двадцатилетие, отделяющее смерть Грозного от первых распрей Смуты. Что-то не сходится у свидетелей обвинения…

Демонизация образа царя Ивана Васильевича – ошибка великого Карамзина. В результате одного из величайших правителей не включили в композицию памятника «Тысячелетию России». Но на том памятнике нет и преподобного Иосифа Волоцкого, и непобедимого флотоводца Фёдора Ушакова… Гений Ушакова удалось открыть и осмыслить только в середине ХХ века. Историческое значение Грозного тоже сегодня яснее, чем во времена Карамзина…

При этом сама конная статуя открытием не стала. Получилось по большому счёту робко. Памятников царям и великим князьям на наших площадях всё больше, но, кажется, скульпторы используют два-три клише. Наши монархи либо напоминают шахматных ферзей, либо высоко поднимают над головами кресты. А наша история достойна того уровня проникновения в психологию героев, который демонстрировали Клодт, Конёнков, Антокольский, Комов, Клыков…
_______

От редакции. «ЛГ» поддерживает решение губернатора Орловской области Вадима Потомского об установке в Орле памятника Ивану Грозному. В своей трактовке драматических и противоречивых страниц отечественной истории губернатор оказался смелее и шире многих специалистов, экспертов и журналистов.

Арсений Замостьянов
«Литературная газета», № 41 (6541), 19 октября 2016

Из комментариев:

Надежда Ивановна пишет: — Ну, что лукавить. Речь не о Грозном. Вернее, возражения. В уме-то держат другого. И мы все знаем, кого. Того, чье имя боятся вспомнить даже на 9 мая. Того, память о ком вытравляют уже более полувека, и особо усиленно в последнюю четверть века. И никак не преуспеют! А 21 декабря опять будут злобно и уныло ругать народ. Мол, жаждет кнута, как выразился Басилашвили. Что вообще-то верно, только кнута для ворья. Мол, рабство в крови. И так далее. Вот ведь как- Сталина нет уже более 60 лет, но ворье дрожит до сих пор от упоминания имени. А народ несет цветы.

Александр Невский пишет: — О Иване Васильевиче Грозном, о его заслугах, говорят те, кто дружит с головой и настоящий патриот России, а таковых преобладающее большинство. Плохо могут говорить только кремлевские чубайсы, еврейских кровей, предатели и враги русского народа и страны. Вея эта либерально-фашистская мразь, захватившая власть в России, боится Грозного, боится Сталина, потому что рано или поздно им придется по полной программе ответить за все то, что она сделала со страной и народом. Достаточно напомнить кремлевским чубайсам, как И.Грозный наказывал взяточников. Царю стало известно, что подьячий получил взятку в виде жаренного гуся начиненного монетами. Вначале ему отрубили руки по локоть, затем ноги по колено. После чего Грозный спросил подьячего, ну как, вкусный гусь? После чего ему отрубили голову. Кремлевских чубайсов ждет именно такая мера наказания и это будет справедливо.

Александр Кудряшов пишет: — Может, кто-то до сих пор думает, что историческим процессом управляют богини или музы истории, вроде Клио и что это вообще Божий промысл? Движители истории - сильные правители и при всей их неизбежной мифилогизации, именно они матрица нашего прошлого. У Ивана Грозного, Петра Первого и Сталина много общего: они создавали сильное централизованное государство, преодолевая смуты и раскол, модернизируя страну, выдвигая вверх талантливых представителей низов. Их грозная политика была продиктована грозными временными обстоятельствами своего времени и задачами первостепенной государственной необходимости. А психологически любой жёсткий правитель есть воплощение добра и зла, поскольку насилие есть повивальная бабка истории, но тут обратно пропорциональная зависимость: чем мягче и добрее царь, тем больше крови проливается в итоге. Династия Романовых отрицала роль и значение Грозного, Сталин исправил это, наряду с реабилитацией многих традиционных атрибутов русской истории, включая патриаршество и почвенничество настолько, насколько это позволяли задачи построения и укрепления первого в мире социалистического государства. Но главная российская беда вовсе не дураки и дороги, а дураки во власти, указывающие направления. В условиях привычного автократизма и замкнутости общества на первое лицо государства, ментальности населения и обожествления Вождя, Хозяина, Организатора, Президента, его характер становится частью внутренней и внешней политики. И тут уж как повезёт! Велик риск в силу постоянно ведущейся подковёрной борьбы за власть среди элитки, прихода к власти случайного человека, что история доказывала не один раз, когда великие дела прошлых властителей на раз спускаются их бездарными последователями и наступает регресс, откат назад. Оттого и ходим по кругу, всё время находясь на историческом повороте, где не видно ни пройденного пути, ни предстоящего. Статью автора и установку памятника Ивану Грозному поддерживаю! Художественную ценность монумента не оцениваю, возможно, его авторам крест в руке царя навеян мизансценой из фильма "Иван Васильевич меняет профессию", когда он случайно оказался в лифте и совершив крестное знамение, "остановил" лифт:"Вот что крест-то животворящий делает!"...:-)

Юрий Шварёв пишет: — В статье Замостьянова хорошо показаны дела Ивана Грозного, очень полезные для будущего России. В нынешней международной обстановке памятник ему вполне соответствует настроениям большинства жителей Орла, бывшего когда-то приграничной крепостью. В связи с возникшими спорами можно вспомнить, что писали об Иване 4-м дореволюционные историки. Это отражено в беседах 22-27 моей книги "Откуда мы?" (есть в "проза ру"). Приведу здесь только выводы классиков русской истории. Н.М.Карамзин: "Добрая слава Ивана 4-го пережила его худую славу... Имя Мучителя, данное ему летописцами, забылось и грядущие поколения будут помнить его Грозным - расширителем и укрепителем государства Российского". С.М.Соловьёв: "У Ивана переходы от зла к добру и от добра к злу были очень скоры... Он не сознал нравственных и духовных средств для установления правды и порядка или, что ещё хуже, сознавая, забыл о них; вместо целения он усилил болезнь; он сеял страшными семенами, и страшна была жатва". В.О.Ключевский: "Грозный царь Иван больше задумывал, чем сделал. Жизнь Московского государства и без Ивана устроилась бы так же, как она строилась до него и после него, но без него это устроение пошло бы легче и ровнее... При нём верховная власть превратилась в каприз личного самовластия, исказилась в орудие личной власти, безотчётного произвола". На мой взгляд, если говорить о первых московских самодержцах, то памятника больше заслуживает дед Грозного, Иван 3-й. Впрочем, это уже другая тема.

лариса попова пишет: — Все как и должно быть - либералы ненавидят тех, кто делал Россию сильной.



Tags: Грозный
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments