Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Про танки Гудериана или про ХПП

Снимаем очередную лапшу с собственных ушей... https://ss69100.livejournal.com/5225705.html#t65435881

Лапша... "Поколение назад они (объединённая Европа во главе с гитлеровским вермахтом) сюда приходили с танковыми колоннами и карателями «SS», ещё живы многие, которые этот приход Европы помнят и воочию застали!  А теперь вы верите, что они сюда идут нам жизнь налаживать и европейские пенсии платить?!"

Вопрос к автору со стороны...Танки Гудериана прут, танки нового типа, но не менее смертоносные, чем в 1941 году! О чём вы вообще думаете, что у вас в голове?!

Collapse )

О концепции "украденной победы" (2)

Начало
Пишет otshelnik_1
ПЕРЕЧИТЫВАЯ ДЕНИКИНА.
Надо сказать весьма поучительное чтение…

Генерал А.И. Деникин много и с возмущением рассказывает в своих воспоминаниях о разрушительной деятельности социалистической печати после Февраля, проклинает большевиков, и все это только для того, чтобы каким-нибудь очередным абзацем полностью опровергнуть свои же собственные слова и расхожую легенду о «большевиках - разрушителях армии». Впрочем, о причинах этой «шизофрении» речь пойдет ниже.
«Было бы, однако, неправильно говорить о непосредственном влиянии печати на солдатскую массу. Его не было, как не было вовсе и популярных газет, доступных ее пониманию».
Collapse )

Инструкция для народа, закреплённая в Вечности

Выдержка из О поражении своего правительства в империалистической войне
“Социал-Демократ” № 43 26 июля 1915 г.
Революционный класс в реакционной войне не может не желать поражения своему правительству. Это — аксиома. И оспаривают ее только сознательные сторонники или беспомощные прислужники социал-шовинистов
… Революционные действия во время войны против своего правительства, несомненно, неоспоримо, означают не только желание поражения ему, но на деле и содействие такому поражению. Революция во время войны есть гражданская война, а превращение войны правительств в войну гражданскую, с одной стороны, облегчается военными неудачами (“поражением”) правительств, а с другой стороны, — невозможно на деле стремиться к такому превращению, не содействуя тем самым поражению.
Противники лозунга поражения просто боятся самих себя, не желая прямо взглянуть на очевиднейший факт неразрывной связи между революционной агитацией против правительства с содействием его поражению.
Соглашение о революционных действиях даже в одной стране, не говоря о ряде стран, осуществимо только силой примерасерьезных революционных действий, приступа к ним, развития их. А такой приступ опять-таки невозможен без желания поражения и без содействия поражению. Превращение империалистской войны в гражданскую не может быть “сделано”, как нельзя “сделать” революции, — оно вырастает из целого ряда многообразных явлений, сторон, черточек, свойств, последствий империалистской войны. И такое вырастание невозможно без ряда военных неудач и поражений тех правительств, которым наносят удары их собственные угнетенные классы.
Отказываться от лозунга поражения значит превращать свою революционность в пустую фразу или одно лицемерие.

Как на Руси посвящали в казаки

Посвящение в казаки имело четыре этапа – младенчество, 5 – 6-летие, подростковый возраст и юношество. Мальчик в казачьих станицах сызмальства должен был осознавать себя воином, его готовили к сражениям едва ли не с колыбели.

«На зубок» дарили оружие
Казак-отец дожидался, когда у сына появится первый зуб, опоясывал мальчика шашкой и сажал в седло своего коня. С появлением первого зуба можно было впервые подрезать малышу чуб, один из знаковых элементов внешнего вида «классического» казака. Проделав этот ритуал, отец вручал мальца матери со словами: «Бери казака!».

«На зубок» принято было что-то дарить, и обязательно связанное с войной, со сражением – луки, стрелы, порох... Старший казак в семье мог одарить малыша шашкой или даже ружьем.

Collapse )

Чудак на букву "ф"

takotoj в Чудак на букву "ф"

Многие знают, что финские племена на Руси назывались "чудь" (была еще "меря"). Но то, что "чудь"
напрямую связано с "чудаком", я, например, узнал только недавно от Ключевского.

Финны при первом своём появлении в европейской историографии отмечены были одной характеристической чертой - миролюбием, даже робостью, забитостью. Тацит в своей Германии говорит о финнах, что это удивительно дикое и бедное племя, не знающее ни домов, ни оружия... То же впечатление мирного и уступчивого племени финны произвели и на русских. Древняя Русь все мелкие финские племена объединяла под одним общим названием чудь. Русские, встретившись с финскими обитателями нашей равнины, кажется, сразу почувствовали своё превосходство над ними. На это указывает ирония, которая звучит в русских словах, производных от коренного чудь, - чудить, чудно, чудак и т. п.


Для русских финны были чудаками. С тех пор многое изменилось.

Измена или патриотизм? Грани.

Из книги П.Балаева "Анти-Стариков-2"

Совсем недавно министр Мединский написал статью, в которой он : «…назову пять коротких тезисов, которые предлагаю использовать для общественного обсуждения при выработке единой платформы национального примирения:

  • признание преемственности исторического развития от Российской империи через СССР к современной России;

  • осознание трагизма общественного раскола, вызванного событиями 1917 года и Гражданской войны;

  • уважение к памяти героев обеих сторон Гражданской войны, искренне отстаивавших свои идеалы и не виновных в массовых репрессиях и военных преступлениях;

  • осуждение идеологии террора как политического инструмента – «революционного» или «контрреволюционного»;

  • понимание ошибочности ставки на помощь зарубежных «союзников» во внутриполитической борьбе».

Я даже не буду останавливаться на втором и четвертом тезисах. А по двум оставшимся…
Господин Мединский, разве это не легализация предательства, «ставку на помощь зарубежных «союзников» во внутриполитической борьбе» называть «ошибочностью»?
Collapse )

Разложение армии и общества. Последствия. 1914-1917 г.

Сенявская Е.С. "Историческая психология и социология истории" Том 6.

Из дневника прапорщика Бакулина:
    "9 ноября 1914 года. Солдаты обыскали немецкие ранцы, хлеба не было, было сало фунтов 5, у некоторых консервы, какая-то мазь в баночках, которую солдаты пробовали на язык, сначала мазнув пальцем по мази, а потом палец на язык, оказалась несъедобная, а противная, как мне говорили некоторые из солдат.
      Во флягах была водка, которую "землячки" тоже попробовали, тоже не одобрили, "больно крепка, да очень сладка, так, что противно".

      25 марта 1916 года. Карточная игра и пьянство в войсках процветают... Игры, понятно, азартные. Пьют коньяк, так как с разными ухищрениями его достать сложно, достают по рецептам военных докторов, по высокой цене у торговцев.
     Также теперь стал в большом ходу спирт, который легче достать, чем коньяк. Иногда приходится доставлять водку казенную и теперь, кто ее пьет, заявляет, что она слаба и ее тоже сдабривает спиртом, чтоб была крепче.


Collapse )





О национальном вопросе. (ч.2 и ссылки последущие)

Ну вот, как и следовало ожидать, полезло таки наружу либерастное нутро Балаева. И в этом нет ничего странного, т.к. я, сколько не вспоминаю, не могу припомнить ни одного примера из своей юности и отрочества, когда бы в обиходе широко использовалось понятие чурка.  Я был взращён убеждённым интернационалистом и до службы в СА свято верил в дружбу народов.

Определение "чурка" возникает не от чувства превосходства. Оно у особей, подобных Балаеву, возникает от чувства собственной ущербности. Ровно той самой ущебности которая двигала столь не любимым Балаевым Троцким. И стоило троцкистам-либерастам прийти после 91-го к власти, как понятие "чурка" и вылезло с глубин их гнилого нутра на свет божий, как проявление голимого сатанизма.

Но при этом нельзя сказать что Балаев кривит душой. Это суть его гнилой душонки. И такой гнили подобной Балаеву, ныне в России более чем предостаточно и расползлась она по всей России под абсолютно разными знамёнами, начиная от чисто нацистских и заканчивая знаменем ЕдРо.


Читать часть 1.

Это поразительно, насколько коротка человеческая память…  Нет,  если точнее выразиться: поразительно,  как легко  можно человеческую память укоротить с помощью самой дубовой пропаганды, часть ее стереть и на место стертых файлов  записать  какой угодно бред.
Collapse )

Не подмажешь – не поедешь, или Какую роль играли взятки на Руси и в Тульской губернии

Оригинал взят у tiina в Не подмажешь – не поедешь, или Какую роль играли взятки на Руси и в Тульской губернии

Традиция давать подношения должностным лицам в нашем отечестве уходит корнями в систему власти, которая сформировалась после завоевания Руси монголо-татарами.

[Узнать подробнее]

В ставке татарского хана нельзя было решить ни одного вопроса без дачи крупной взятки. «Азиатские пороки» очень быстро распространились среди русского населения, тем более что шли они от княжеской верхушки и чиновников золотоордынского хана в крупных городах – баскаков. Кстати, в Ясногорском районе есть деревня Баскаково, название которой напоминает нам о событиях многолетней давности.

Еще одной причиной повального взяточничества на Руси стала система управления населением в государстве, которая называлась кормление. Доверенные лица великого князя или государя не получали жалованье из казны, вместо этого их отправляли в города и волости, где мест­ное население было обязано содержать («кормить») государевых слуг весь срок службы. Срок кормления был обычно один год. Кормленщики собирали подношения как натурой – хлебом, мясом, сыром, овсом, сеном для лошадей, так и деньгами. Эта система просуществовала целых 700 лет! Русский народ приучали к мысли: «Не ходи в суд с одним носом, а ходи с приносом» (пословица XVI века).

Царь Иван Грозный отменил систему кормлений в середине XVI века. На смену ей пришёл налог в пользу казны, из которого должностные лица отныне получали содержание. При Грозном высшая власть на местах стала принад­лежать дворянам – воеводам, которые, как и бояре-кормленщики, драли с простого народа три шкуры.

Ефремов, 1637 год. Именно в этом году был основан мой родной город как пограничный пост борьбы с кочевниками на южном рубеже Московского государства. Об этом ныне говорят названия деревень под Ефремовом – Стрельцы, так в Средние века на Руси называли пехотинцев, Пушкари – а так называли артиллеристов.

Вот что сказано в челобитной ефремовских казаков царю Михаилу Федоровичу Романову: «…во 145-м (1637 году) по твоему государеву указу прислан в новый Ефремов на воеводство Тимофей Безобразов… ставить Ефремов город. И мы, холопи твои, лес секли и возили… и церковко поставили и съезжую избу и казенный анбар и тюрьму ставили…»

Но до Москвы дошли слухи, что уж слишком увлёкся Безобразов мздоимством, и его через полгода «озорного» правления на воеводском посту сменил Назар Колтовский.

Он так обложил поборами местное население, что народ, «задрав штаны», бежал из Ефремова. Поэтому москов­ское правительство изыскало новые резервы для заселения вмиг опустевшего города. Так возникла Иноземная слобода, где жили немцы, поляки, литовцы, белорусы. Ныне это деревня Иноземка.

Даже Петр Первый не мог обуздать чиновников-взяточников. На одном из заседаний в Сенате выведенный из терпения повальным воровством чиновников Петр хотел издать указ: «Вешать всякого чиновника, укравшего хоть настолько, сколько нужно на покупку веревки, на которой следовало повесить ворюгу».

                                              

Тогда блюститель закона, «око государево» генерал-прокурор Сената Павел Ягужин­ский сказал: «Разве, Ваше Величество, Вы хотите царствовать один, без слуг и подданных? Мы все воруем, только один больше и приметнее другого!»

Система власти сама порождала воров­ство и взяточничество по пословице «Закон что дышло: куда повернёшь, туда и вышло».

А в 1863 году случилась «прихватизация» оружейного завода. После отмены крепостного права было принято решение великим князем Михаилом Николаевичем передать казенный Тульский оружейный завод в частные руки его бывшего командира (до отмены крепост­ного права так называли директора завода) генерал-майора К. Стандершельда, самодура и взяточника. Естественно, провести реорганизацию производства завода могли более честные тульские оружейники, но слишком большой фигурой был брат царя. Это он вопреки здравому смыслу и нацио­нальным интересам страны не бескорыстно для себя двигал столь одиозную фигуру Стандершельда.

Через шесть лет завод посетил военный министр Дмитрий Милютин, который признал завод в совершенно плачевном состоянии, и впоследствии это предприятие вновь стало государственным. Естественно, никого под суд не отдали за доведение когда-то одного из лучших казенных заводов России до состояния крайнего разорения.

Если такие фокусы «прихватизации» проворачивали за взятки с ведущими заводами России, то что говорить о судьбе более мелких казенных предприятий.

Кстати, на Тульском оружейном заводе в 1775 году побывала Екатерина II, которая сказала: «Меня обворовывают так же, как и других, но это хороший знак, он показывает, что есть что воровать». Императрица с удовольствием трижды ударила молотком по ружейному стволу.

                                 

В разное время в Туле на заводе побывали Александр I, Николай I, Александр II, Николай II. Последний россий­ский император посетил ещё и музей завода, где оставил памятную запись в книге известных посетителей завода.

Перенесемся в 1874 год.

В Ефремове местные купцы решили провести через город железную дорогу, так как это сулило миллионные прибыли при торговле хлебом.

В течение шести лет (1866-1872 гг.) купцы вели борьбу за технический прогресс в городе. Четыре раза они давали взятки на сумму около 10 тыс. рублей, предварительно заручившись поддержкой предводителя местного дворянства князя Дмитрия Оболенского. Благодаря его связям при дворе дело приняло нужный оборот. Так что и в подборе кадров ефремовское купечество оказалось на высоте. В декабре 1874 года на станцию Ефремов прибыл первый паровозный состав.

Со взятками в высших эшелонах власти в России связана история появления на свет винтовки Сергея Мосина, именем которого названа одна из улиц в Туле, а также техникум.

Дело было так. В 90-е годы XIX века в русской армии решили провести перевооружение всех войск на магазинные винтовки. Свои образцы представили капитан Сергей Иванович Мосин с тульского завода и известный оружейный бельгийский фабрикант Леон Наган. В случае своего успеха в России бельгиец в одночасье становился одним из богатейших людей в мире: шутка ли, перевооружить всю многомиллионную российскую армию!

                                                       


Хитрый фабрикант путём подкупа военного министра царского правительства Ванновского сразу сделал его своим союзником и лоббистом при дворе Александра III. Это был сильный ход. Но обхитрить всю военную комиссию было значительно сложнее. А что если подкупить некоторых её членов через военного министра, вхожего к самому императору?

В то время всё иноземное было символом непревзойдённого. Ванновский развернул агитацию среди членов комиссии, дескать, ну кто такой этот Мосин? Провинциальный капитан из крестьянской семьи, никому неизвестный человек. А тут сам Наган, изобретатель револьвера, столь популярного в России, предлагает нам свои услуги. Надо заметить, на эту удочку попался даже сам император, который всецело доверял Ванновскому.

Решили провести испытания мосинской винтовки и винтовки Нагана. К определенному сроку каждый из претендентов должен был изготовить 1200 опытных стволов.

Мосин со своей задачей справился вовремя, а хитрый лис Наган представил только 300 ружей. Естественно, более тщательно отделанных – уже несправедливость и несоблюдение условий конкурса. На этот вопиющий факт никто из комиссии внимание не обратил. На стрельбах выяснилось, что винтовка Нагана идёт вровень по техническим характеристикам с винтовкой Мосина. Это произошло из-за спешки Мосина предоставить вовремя к сроку 1200 единиц оружия. Все помехи мосинской винтовки были легко устранимы. Но в производстве винтовка бельгийца была в три раза дороже.

Первый раз члены комиссии большинством голосов не без помощи военного министра проголосовали за винтовку Нагана. Но в дело вмешался патриарх оружейного дела в России профессор Чебышев. Владимир Львович выступил с обстоятельным докладом перед комиссией, где сказал: «По моему мнению, система капитана Мосина… имеет громадное преимущество перед системой Нагана». Чебышев пригрозил, что если в случае повторного голосования вновь победит Наган, то он лично обратится с докладом к Александру III.

Ванновский и его сотоварищи здорово струхнули. Чебышев – это не безвестный капитан Мосин. Замаячила явная возможность скандальной отставки с поста военного министра. В итоге с перевесом всего в один голос при явном фактическом преимуществе победила винтовка Мосина.

Но Ванновский продолжал мелко пакостить Мосину. Не дал высшую техническую премию изобретателю. Оговорил перед царем тульского оружейника, якобы идею магазинного затвора Мосин украл у Нагана. Только спустя четыре года после смерти Александра III справедливость восторжествовала. Мосин получил высшую техническую премию в России. А в 1900 году на выставке в Париже и золотую медаль за своё изобретение. Так что механизм мздоимства на Руси не меняется веками.

Кстати, одной из причин, что Мосин стал работать над созданием своей винтовки, была любовь русского офицера к Варваре Арсеньевой.

Эта женщина была замужем за помещиком  Арсеньевым, его поместье находилось близ Тулы. Управляющим в этом имении был отец изобретателя, к которому часто приезжал Сергей Иванович. Там он впервые встретил любовь всей своей жизни.

Арсеньев быстро охладел к Варваре Николаевне и проводил время в кутежах в Петербурге. В 1883 году между ним и Сергеем Мосиным состоялся резкий разговор, в результате которого Арсеньев был вызван на дуэль. Помещик оказался мужичком трусоватым и подлым: от дуэли он уклонился, но состряпал донос на соперника. Мосин отсидел трое суток под домашним арестом и вновь уже публично в Дворянском собрании вызвал Арсеньева на дуэль.

Испугавшийся помещик снова написал два доноса на честного офицера. В итоге Мосин был посажен под домашний арест уже на две недели.

Арсеньев через своего адвоката предложил Мосину заплатить за развод с Варварой Николаевной 50 000 рублей.

Таких денег у Мосина не было. Эту сумму изобретателю оружия могла принести лишь Выс­шая военно-техническая Михайловская премия. В 1898 г. он ее получил. На эти деньги Сергей Иванович и «выкупил» Варвару Николаевну с её детьми.

Автор: Николай Шалунов.

источник
Не подмажешь – не поедешь, или Какую роль играли взятки на Руси и в Тульской губернии